Уваров Сергей Семенович

Уваров Сергей Семенович граф (1 июля 1846 г.), д. т. с., член Госуд. совета, сенатор, министр народного просв., презид.

Имп. академии наук, писатель-филолог; р. 15 авг. 1786 г., † 4 сент. 1855 г. {Половцов} Уваров, Сергей Семенович [25.08(5.09).1786—4(16).09.1855] — гос. деятель, мыслитель.

Род. в Петербурге.

Получил домашнее образование.

В совершенстве владел осн. европ. языками.

Учился в Германии.

В 1805 поступил на дипломатическую службу.

С 1806 — сотрудник росс. посольства в Вене, с конца 1809 — секретарь посольства в Париже.

По возвращении в Россию в 1811 стал вскоре попечителем Санкт-Петерб. учебного округа.

С 1818 — президент Императ. академии наук. В начале 1832 был назначен товарищем министра нар. просвещения, а спустя год, 20 марта 1833, вступил в управление мин-вом, к-рое и возглавлял в течение 16 лет, уйдя с должности главы ведомства в 1849. Умер У. в Москве.

В истории отеч. мысли имя У. неразрывно связано с созданием доктрины, базирующейся на знаменитой формуле "Православие, Самодержавие, Народность". У. считал, что для избежания соц. и полит. катаклизмов необходимо воспитать в настоящем и будущем поколениях европ. образованных рус. людей живое понимание своей кровной связи с православной христ. верой и чувством преданности самодержцу.

Для осуществления этой цели необходимо, по мнению У, создавать и умножать "где только можно число умственных плотин" на пути потока идущих с Запада либерально-эгалитарных идей. У. полагал, что осн. усилия следует направить на реализацию программы нац. просвещения народа, где гл. роль отводилась бы преподаванию истории, к-рая, т. о., становилась, по сути, единственной альтернативой процессу европеизации России.

Усвоив у нем. романтиков идею органического понимания жизни народов, У. видел в гос-ве реально-ист. воплощение органического единства каждого из них, взращенного на "твердой почве" своей истории и "святилища нар. понятий". В России, по его мысли, формула самостоятельного развития нац. культуры и истории выражается лозунгом "Православие, Самодержавие, Народность". Православие трактуется У. как "нар. религия", без к-рой народ обречен на гибель.

Причем автор ведет речь о "национальной религии", о "вере предков", что свидетельствует о конфессиональном индифферентизме и полит. прагматизме У,— православие необходимо не в силу истинности своих догматов, но в силу своей укорененности в истории рус. народа и гос-ва, т. е. православие выводится из внерелиг. посылок, подразумевающих первым делом гос. или обществ. пользу.

Самодержавие также интерпретируется автором триады функционально, путем определения его значимости для росс. типа государственности — оно есть "необходимое условие существования Империи в ее настоящем виде", а целесообразность в его существовании находится в сфере "положения, нужд, желаний" страны.

Самодержавие, по У, являет собой нац. рус. тип власти, точно так же, как православие,— тип нац. рус. веры, и выступает лишь условием ист. бытия народа.

Именно последнее обстоятельство, иначе говоря народность, приводит, согласно его убеждению, в движение "гос. состав", заключает в себе источники непрерывного развития гос-ва, сохраняет в неизменности "гл. черты" его неповторимого облика.

В итоге У. формулирует не совсем логичный, но вполне допустимый для идеол. обеспечения политики тезис о том, что религ., полит. и нравств. убеждения России есть не что иное, как "останки нашей народности", к-рые пока еще остались у нас в эпоху всеобщей разобщенности и безрассудства.

Иными словами, православие как религ. и самодержавие как гос. принципы подчинены в рамках триады принципу нац. — народности, выводятся из него, и в то же самое время народность сводится к особенностям нац. психол. ("убеждениям"), заключающимся в приверженности к рус. формам религии и власти, олицетворенным в первых двух членах формулы.

Т. о., взаимоопределив элементы своей триады по схеме — одно через др., и наоборот,— У. придал этим своей программе нар. просвещения видимость крепкого и прочного фундамента, идеол. содержание к-рого было востребовано властью и по своей значимости сыграло едва ли не осн. роль как в полит., так и в интеллектуальной истории дореволюц.

России. Соч.: Сборник постановлений по министерству народного просвещения.

СПб., 1875. Т.2. Отд. 1; Десятилетие Министерства народного просвещения. 1833—1843. СПб., 1964; О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством народного просвещения / Публ. М.М.Шевченко // Река времен.

Книга истории и культуры.

Кн. 1. М., 1995; Письмо Николаю I / Публ. А. Зорина // Новое литературное обозрение.

М., 1997. № 26. Д.В.Ермашов, А.В.Пролубников

arnold-yurij-karlovich.jpg
gustavson-gavriil-gavriilovich.jpg
elizaveta-alekseevna.jpg
ippolit.jpg
komarovskij-evgraf.jpg