Р-цкий Петр

(псевд.; наст. имя неизв.) (18??-19??). Рус. морской офицер.

Воен. сценарий Р. - "Война "кольца" с "союзом". Повесть грядущих событий" (1913) - в соответствии с официозными прогнозами завершается поражением Германии в войне между Антантой и Тройственным союзом (см. Политика).

В. Б., И. Х.

Рааб Вильгельмина Ивановна

(или Раб) — певица; род. в 1852 г.; музыкальное образована получила в Петербургской консерватории.

В 70-х гг. с успехом дебютировала на Мариинской сцене. В репертуар ее входили партии лирического сопрано в "Демоне", "Руслане" и очень многих других операх, как русских, так и иностранных.

В настоящее время она состоит профессором пения в Спб. консерватории. {Брокгауз} Рааб, Вильгельмина Ивановна — известная русская оперная певица; род. в Моравии, музыкальное образование получила сначала в пражской консерватории, по классу скрипки Мильднера, затем в Вене, у Фалькони, образовавшего ее голос. По приезде в Россию Р. завершила свое вокальное образование в СПб. консерватории у Ниссен-Саломан. 1872 Р. дебютировала с крупным успехом в Мариинском театре, в роли Матильды ("Тель") и затем в продолжении долгого ряда годов служила украшением русской оперы. По окончании оперной карьеры Р. была приглашена в СПб. консерваторию, в которой и поныне состоит профессором пения. (Ф.). {Риман} Рааб, Вильгельмина Ивановна (урожд. Билик; по первому мужу Рааб, по второму — Плющевская-Плющик) [13.5.1848 (в нек-рых источ. 1851), Аустерлиц, ныне г. Славков, Чехословакия — 10(23).11.1917, Петроград] — арт. оперы (сопрано), камерная певица и педагог.

Род. в семье музыканта, обучалась игре на скрипке в Пражской и Венской конс. (в последней также пению в кл. А. Бухгодьц-Фалькони).

В 1869 переехала в Петербург, где в том же году впервые выступила в концерте РМО п/у Э. Направника.

Вокальное образование завершила в Петерб. конс. (кл. Г. Ниссен-Саломан), к-рую окончила в 1872 с большой серебряной медалью.

В 1871—85 солистка петерб.

Мариинского т-ра (дебютировала в партии Матильды).

Обладала сильным, подвижным, ровным во всех регистрах голосом мягкого тембра и обширного диапазона.

Исп. отличалось проникновенным лиризмом, естественностью сцен. игры. Разнообразный репертуар певицы включал 32 партии в 29 операх (в т. ч. лирико-колор. и драм. партии). 1-я исп. партий: Натальи ("Ермак"), Ксении ("Борис Годунов", 2-я ред.), Натальи ("Опричник"), Ассирийской женщины ("Сарданапал"), Оксаны ("Кузнец Вакула"), Катарины ("Анджело", 1-я ред.), Тамары ("Демон" А. Рубинштейна), Алены Дмитриевны ("Купец Калашников"), Агнессы Сорель ("Орлеанская дева"); на рус. сцене — Ноэми ("Маккавеи"), Ирены ("Риенци"). Лучшие партии: Людмила ("Руслан и Людмила"), Катерина, Наталья ("Опричник"), Маргарита ("Фауст"), Елизавета ("Тангейзер"), Эльза ("Лоэнгрин"), Ирена ("Риенци"). Др. партии: Антонида, Горислава, Купава, Снегурочка, Юдифь ("Юдифь" А. Серова);

Донна Анна и Эльвира ("Дон Жуан"), Алиса ("Роберт-Дьявол"), Маргарита Валуа, Паж Урбан, Джильда, Аида. Партнеры: П. П. Булахов, Ф. Комиссаржевский, Б. Корсов, А. Крутикова, И. Мельников, Д. Орлов, О. Петров, Ф. Стравинский.

Пела п/у Э. Направника, А. Рубинштейна.

Р. была выдающейся камерной певицей.

Репертуар включал романсы Ф. Шуберта, Р. Шумана, Ф. Мендельсона, Ц. Кюи, А. Рубинштейна, П. Чайковского (композитор посвятил ей романс "Канарейка", ор. 25 № 4, 1875) и постоянно пополнялся произв. рус. и зарубеж. композиторов.

В симф. концертах РМО п/у Направника исп. сольные партии в "Странствии Розы" Р. Шумана (1872), "Венгерской коронационной мессе" Ф. Листа (1874), 9-й симфонии Л. Бетховена (1874, 1879), Реквиеме В. А. Моцарта (1875), "Торжественной мессе" Бетховена (1880). Талант арт. высоко ценили Ц. Кюи, А. Рубинштейн, Г. Ларош, П. Чайковский.

В 1884—1917 преподавала в Петерб. конс. (с 1901 проф.). Ученики: Ц. Ивкова, Н. Папаян.

Имеется портрет певицы (литография) худож. А. Лебедева.

Лит.: (Кюи Ц. А.). [О В. И. Рааб] //Муз. обозрение. 1885. 14 ноября;

Памяти В. И. Рааб // РМГ. 1918. № 1—2. Стлб. 15—19; Чайковский П. И. Музыкально-критические статьи. — М., 1953. С. 134, 285; Гозенпуд А. А. Русский оперный театр XIX века. 1873—1889 — Л., 1973. С. 325.

Раабен Лев Николаевич

род. 31 янв. 1913 в Грозном.

Музыковед.

Кандидат искусствоведения (1948); диссертация "Развитие скрипичной культуры в России середины XIX века". Доктор искусствоведения (1968), диссертация по книгам "Инструментальный ансамбль в русской музыке", "Советская камерно-инструментальная музыка". В 1940 окончил Ленингр. конс. по кл. скр. Ю. И. Эйдлина, в 1945—аспирантуру там же по истории музыки (рук. Б. А. Струве).

С 1946 преподаватель (с 1971 проф.) Ленингр. конс. С 1949 ст. науч. сотрудник, в 1950—1952 зав. сектором музыки Научно-исследовательского ин-та т-ра и музыки.

С 1968 зав. сектором музыки Научно-исследовательского ин-та т-ра и музыки.

С 1968 зав. сектором музыки Ин-та т-ра, музыки и кинематографии.

Автор исследований и статей по муз. эстетике, зарубежной и отечественной инстр. музыке, по истории и теории исполнительства, в т. ч. "Скрипка в оркестре Глинки" (в кн.: М. И. Глинка.

Исследования и материалы.

Л., 1950), "Камерно-инструментальные сочинения" (в кн.: Глазунов.

Музыкальное наследие, т. I. Л., 1959), "Камерно-инструментальное творчество композиторов Ленинграда" (в кн.: Музыкальная жизнь Ленинграда.

Л., 1962), "Об объективном и субъективном в исполнительском искусстве" (в кн.: Вопросы теории и эстетики музыки, вып. 1. Л., 1962), "Задачи вокальности в советской опере" (в кн.: Вопросы теории и эстетики музыки, вып. 3. Л., 1964), "Эстетические и стилевые тенденции в музыкальном исполнительстве наших дней" (там же, вып. 4. Л., 1965), "Наука о музыкальном исполнительстве как область советского музыкознания" (там же, вып. 6—7. Л., 1967), "Камерные концерты" (в кн.: Музыкальная культура Ленинграда за 50 лет. Л., 1967), "Дирижеры" (в кн.: Ленинградский театр оперы и балета им. С. М. Кирова. 1917—1967. Л., 1967), "Бетховен в интерпретации мастеров XX века" (в кн.: Людвиг ван Бетховен, 1770—1970. Л., 1970), "Инструментальное творчество Г. Свиридова" (в кн.: Вопросы теории и эстетики музыки, вып. 10. Л., 1971), "Стилевые тенденции в европейской музыке 1890—1917 годов" (там же, вып. 12. Л., 1973), "Камерные оркестры Ленинграда" (в кн.: Музыка и жизнь, вып. 2. Л., 1973), "Путь служения искусству" (там же, вып. 3. Л., 1974), "Система, стиль, метод" (в кн.: Критика и музыкознание.

Л., 1975), "Музыка барокко" (в журн.: L''Education musicale. Париж, 1975, № 218, на франц. яз.). Член редколлегии и отв. редактор серии "Вопросы теории и эстетики музыки" (вып. 2, 4, 6—7, 9, 10, 11, 13. Л., 1971—1974), сб. "Музыка и жизнь" (вып. 2. Л., 1973); сост. и редактор сб. "Музыка советского балета" (М., 1962), "Кризис буржуазной культуры и музыка" (вып. 1, 2, 3. М., 1972, 1973, 1976); отв. редактор сб. "Шекспир и музыка" (Л., 1964), "Письма зарубежных музыкантов" (Л., 1967), "Артур Никиш и русская музыкальная культура" (Л., 1975); редактор и автор вступ. статей кн. "Процесс формирования виол и скрипок" Б. Струве (Л., 1959), "Александр Ильич Зилоти.

Воспоминания, письма" (Л., 1963), "Н. А. Малько.

Воспоминания, статьи, письма" (Л., 1972). Член редколлегии коллективного труда "Музыка XX века" (М., 1976). Лит. соч.: Вопросы квартетного исполнительства.

М., 1956, 2-е изд. 1958; Скрипичные и виолончельные произведения П. И. Чайковского.

М., 1958; Инструментальный ансамбль в русской музыке.

М., 1961; Леопольд Семенович Ауэр. Л., 1962; Советская камерно-инструментальная ансамблевая музыка.

М., 1963; Мастера советского камерно-инструментального ансамбля.

Л., 1964; Жизнь замечательных скрипачей.

Л., 1967; Советский инструментальный концерт.

Л., 1967; Жизнь замечательных скрипачей и виолончелистов.

Л., 1969; Советский инструментальный концерт (1968—1975). Л., 1976.

Раб Эвальд Карлович

(р. 10. 03. 1930) Род. в с. Нидермунжу Саратовской обл. в семье ремесленника.

Окончил муз. училище в Магнитогорске (1959), учился в Казахской консерватории.

Преподавал в муз. школах (1953—95). Печатается как поэт с 1960: газ. "Магнитогорский металл". Автор кн.: Анненский подснежник.

Стихи. Магнитогорск, "Магнит", 1993; Капли весны. Стихи, проза. Магнитогорск, "Магнитогорский дом печати", 1993; Радуга жизни. Стихи и рассказы.

Магнитогорск, "Магнитогорский дом печати", 1995; Анненские лебеди.

Стихи. Магнитогорск, "Магнитогорский дом печати", 1998; Есть большая Родина любви. Стихи и проза. Магнитогорск, "Магнитогорский дом печати", 1999. Награжден медалью "Ветеран тыла" (1995). Живет в Магнитогорске.

По материалам анкеты.

Раббинер Цемах

— писатель; род. в Бауске (Курляндской губ.) в 1862 г. Р. — автор "Beitrage zur hebraischen Synonymik in Talmud und Midraschim" (1899), в котором собраны талмудические объяснения библейских синонимов. [По J. E., X., 297]. {Евр. энц.}

Рабеко Игорь Иванович

(р. 5. 05. 1923) Род. в г. Минск в семье инспектора-экономиста и учительницы.

Подвергался полит, репрессиям (1938). Участник и инвалид Великой Отеч. войны. Окончил артиллерийское училище.

Майор в отставке.

Был членом КПСС (1958—90). Служил в Вооруженных Силах (1942—69), работал помощником начальника военного завода, инженером по взрывчатым веществам, приемщиком багажа, помощником начальника почтового вагона (1969—79). Печатается с 1963. Автор кн.: Коловерть.

Пародии, басни, эпиграммы, шутки. Владивосток, 1965; Я видел жизни красоту.

Стихи. Владивосток, 1974; Моя стихия.

Пародии, фельетоны, басни, эпиграммы.

Владивосток, 1978; Огневые ступени.

Проза. Владивосток, Дальневосточное изд-во, 1990; Кульбит Гамадрилова.

Сатирическая проза. Владивосток, "Дюма", 1998. Член СП России (1996). Награжден орденом Отеч. войны 1-й степени, медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За взятие Кенигсберга" и др. Живет в Приморском крае. По материалам анкеты.

Рабин Игорь

Исполнитель авторской песни; 18 ноября 1954 г. в г. Херсоне.

Жил в г. Киеве. Окончил мехмат МГУв 1976 г. С 1988 г. живет в США, с 1993 — в Северной Калифорнии.

Зарабатывает на жизнь дойкой компьютеров.

Песни пишет с 1972 г. на свои и чужие стихи. Первая написанная песня — "Спортлото". Самой удачной своей песней считает "Этюд в падежах", самой известной — "Мишку". Член севернокалифорнийского клуба "Полуостров". В начале 80-х на стихи И. Рабина писал песни Александр Цекало (из дуэта "Академия"). Член севернокалифорнийского клуба "Полуостров". Увлечения: теннис, лыжи.

Рабин Иосиф

[1900—] — еврейский советский писатель.

Род. в Гродно.

С ранних лет работал печатником.

Член ВКП(б). Участвовал в подпольной коммунистической работе Із Польше.

Окончил Московский пединститут им. Бубнова и аспирантуру по еврейской литературе.

Свою литературную деятельность Р. начал в комсомольских журналах ("Jungwald" и др.) и в газ. "Der Emes". P. принадлежал к той группе молодых еврейских пролетарских писателей (московский журн. "Strom"), к-рая способствовала переходу "штромовских" авторов на подлинно революционные позиции.

Р. пришел в еврейскую литературу с партийной тематикой.

Первое большое произведение его — "Swesterkinder" (Двоюродные братья).

Здесь Р. художественно выявил те большевистские тенденции, которые назревали среди еврейских рабочих в годы 1907—1917 в крупных центрах бундизма.

Этот роман дал критику как бундовского положения, что Бунд якобы являлся "единственным представителем еврейского пролетариата", так и бундовской антибольшевистской установки, что еврейский рабочий "опоздал к Октябрьской революции". Рабин показал, как рабочий-бундовец Шие пришел к сознанию, что Бунд "не нужен был, не оправдал себя, только мешал и вредил". Примечательно, что "Двоюродные братья" вызвали резкую атаку со стороны польского Бунда. По примеру "коричневых рубашек" бундовские "Литературные еженедельники" (Literarise Wochensriftn) требовали уничтожения этой книги. Следующая книга Р. — "Бузи Дубин"[1932] — написана на тему о деятельности оппозиции 1923. Р. удалось изобразить оппозицию в исторической перспективе.

Автором выявлены те основные тенденции троцкистской оппозиции, которые привели и неизбежно должны были привести троцкизм в ряды авангарда мировой контрреволюции.

В произведении фигурирует и старый бундовский персонаж — Мендл Ривин. Это тот же Илья из "Двоюродных братьев", только в условиях 1923: здесь он блокируется с оппозицией.

Орудие Р. — смех и ирония.

Его излюбленный прием — компрометация враждебных революции, персонажей, особенно в бытовом плане (Илья и Мендл Ривин). Враги у Рабина — воплощение человеческого ничтожества.

Правда, здесь писатель не всегда сохраняет художественную меру, иногда скатывается к плакату, к шаржу. Р. написал также сборник рассказов о партийной чистке 1929. В настоящее время Р. работает над большим романом "Что будет?", который посвящен проблеме зарождения большевизма среди еврейских рабочих.

Библиография: I. Swesterkinder, 1930 и 1933, русский перевод, ГИХЛ, 1932; Busi Dubin, 1932; Laiterung, 1931. II. Оршанский, журн. "Prolit", 1930, № 10; Цвейг Р., журн. "Rojte welt", 1930, № 10; Ошepoвич, журн. "Stern", 1930, № 7—8; Клитеник, журн. "Stern", 1933, № 10—11. Ш. Клитених. {Лит. энц.}

Рабинов Соломон Борисович

Библиограф в области самодеятельной песни, родился в октябре 1932 г. в г. Ленинграде.

Во время войны был в эвакуации (в интернате) в Кировской области, в деревне.

Там уже интересовался стихами в альбомах знакомых деревенских девочек.

В 1945 г. вернулся в Ленинград.

Окончил Ленинградский электротехнический институт связи им. М. А. Бонч-Бруевича в 1955 г. Работал технологом по сборке АТС на заводе "Красная заря" до весны 1960 года, инструктором в альплагере, зимой 1960—1961 г. — в п/я, весной 1961 г. уволился (не отпустили в альплагерь) и с ноября 1961 г. до выхода па пенсию в 1992 г. работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте метрологии (ВНИИМ) имени Д. И. Менделеева.

Параллельно работал инструктором в альплагерях.

Песенные школы и университеты — это пионерские, военные и альпинистские лагеря, туристские походы, ленинградские клубы "Меридиан" и "Восток", а также многочисленные слеты, фестивали, конференции и творческие мастерские, проходившие в разных городах бывшего Советского Союза, а потом России.

Был составителем первого в стране, изданного всесоюзным издательством "Советский композитор" сборника песен (с нотами) "В пути и на привале.

Девятнадцать песен альпинистов и туристов" (1959), председателем оргкомитета 1-го ленинградского конкурса авторов и исполнителей самодеятельной песни (1965), затем членом совета КСП "Меридиан" при ДК им. Ленсовета, составителем второго в стране сборника песен с нотами, изданного всесоюзным издательством "Музыка", — "Спутник туриста" (1966), председателем оргкомитета 2-го ленинградского городского конкурса авторов и исполнителей самодеятельной песни (1967). В 1972 г. по инициативе Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии начал работу над библиографией и нотографией песен самодеятельных авторов (в том числе композиторов).

Эта работа должна была быть помещена в трудах института.

Однако, будучи полностью готовой, в издания института включена не была. 1982 г. На основе работы, пролежавшей десять лет и, естественно, дополненной, Челябинской областной публичной библиотекой при содействии челябинского ОК ВЛКСМ и при определяющем участии челябинского КСПП (патриотической) был издан библиографический указатель "Песни встреч и дорог" (составитель).

В самом конце 70-х годов вошел в состав совета клуба "Восток" и работал в совете почти до конца 1992 г.

Рабинович Болеслав Исаакович

род. 3 февр. 1930 в Москве.

Музыковед, фольклорист.

Окончил в 1953 теоретико-композиторский ф-т. Моск. конс. по кл. С. С. Скребкова, в 1960—там же аспирантуру.

В 1953—1956 науч. (ст. науч.) сотрудник Дома-музея П. И. Чайковского в Клину. В 1956—1967 ст. лаборант кабинета нар. музыки Моск. конс. В 1965—1973 ст. консультант фольклорной комиссии Союза композиторов РСФСР. С 1973 сотрудник Всесоюз. комиссии по нар: муз. творчеству Союза композиторов СССР. Автор исследований и публикаций, сост. антологий, преимущественно по творчеству П. И. Чайковского и проблемам фольклора, в т. ч. "Музыкальное наследие Чайковского" (совм. с коллективом авторов.

М., 1958), "П. Чайковский.

Литературные произведения и переписка" (Поли. собр. соч., т. VI, совм. с Н. А. Викторовой.

М., 1961), "Неизвестный романс П. И. Чайковского" ("МЖ", 1965, № 8), "Музыкальные записи народных песен во Владимирской области" (в кн.: Традиционный фольклор владимирской деревни.

М., 1972), "Стилевой анализ песни "Петербургская дорожка" (в кн.: Музыкальная фольклористика, вып. 1. М., 1973). Участвовал в подготовке к печати ряда изданий, в т. ч. "Б. Яворский" (под ред. И. С. Рабиновича.

М., 1964, 2-е изд. 1972), "Народные песни в обработке П. И. Чайковского" С. В. Евсеева (М., 1973). Русская народная музыка.

Нотогр. указатель (1776—1973). Ч. 1 (совм. с Д. Бацером.

М., 1981).

Рабинович Вадим Львович

(р. 20.02.1935) — спец. в обл. филос. науки, культурологии и филос. ев-роп. средневековой культуры; канд. хим. наук, д-р филос. наук, проф. Род. в Киеве. Окончил Моск. хим.-технол. ин-т им. Д.И.Менделеева (1959), асп. Ин-та горючих ископаемых АН СССР (1965), Лит. ин-т им. А.М.Горького (1967). В качестве инж.-химика и химика-исследователя работал на хим. заводе и в Ин-те горючих ископаемых.

С 1967 работал в ИИЕТ АН СССР, с 1982 — в ИФ АН СССР (РАН). С 1992 по наст. вр. — в Ин-те человека РАН (гл. н.с). Преподает также на филос. ф-те МГУ. Осн. направления работы: культурол. реконструкции природознания, оккультного знания, исповедальных жанров в европ. средневековой культуре; иссл. маргинальных форм культуры; изучение проблем филос. антропологии; танатологич. иссл. творч.; иссл. по филос. науки; иссл. по филос. образования; иссл. по истории рус. поэзии XX в.; иссл. проблем рус. авангарда начала XX в. Понимание культуры как диалога культур — исходный пункт культурол. иссл. Р. В контексте этой генерализующей идеи Р. разрабатывает тему "Человек в культуре: танатос и творчество" на разнообразном материале мировой культуры (исповедальная проза европ. средневековья, рус. поэзия XX в., "постклассические" инновации).

Р. обосновывает метод гуманит. эксперимента, сочетающего нормативную и демонстративную методол., в качестве такого, к-рый позволяет представить культурные феномены прошлого в их живой актуальности при сохранении первородства исходного материала — как синхронно-диахронные образы культуры, как суверенные составляющие совр. полифонического сознания.

Перу Р. принадлежит ряд переводов и поэтических произведений.

Соч.: Достоевский и Менделеев: антиспиритический диалог. [В соавт.] // ВФ. 1971. № 11; Созерцательный опыт Оксфордской школы и герметическая традиция // Там же. 1977. № 7; Алхимия как феномен средневековой культуры.

М., 1979; Образ мира в зеркале алхимии (От стихий и атомов древних до элементов Бойля). М., 1981; "Божественная комедия" и миф о философском камне // Дантовские чтения-1985. М., 1985; Слово евангелиста Иоанна в учительской культуре европейского средневековья // Человек в системе наук. М., 1989; "Красивое страдание?" — не только... (Заметки о русском романсе) // Красная книга культуры? М., 1989; Сокрушение надежды. (Притворяя "Врата Рая" Ежи Анджеевского) // Иностранная литература. 1990. № 1; Танатология блаженного Августина, или Исповедь у последней черты // Человек. 1990. № 5; Последний глагол.

Русская лира о жизни и смерти. XX век // Человек. 1990. № 1—6; 1991. № 1—6; 1992. № 1—2; Исповедь книгочея, который учил букве, а укреплял дух. М., 1991; Урок Августина: жизнь—текст; урок Абеляра; текст—жизнь // Августин Аврелий.

Исповедь.

Петр Абеляр.

История моих бедствий.

М., 1992; Авангард как нескончаемое начало // Вопросы литературы, январь—февраль 1996; Всегда — на первой странице // Вопросы искусствознания. XI (2/97); На заметку для современной школы (Ретроспектива как перспектива) // ВФ. 1997. № 2; Украинцы и русские: диалог культур или диалог речевых жестов? // Дружба народов. 1997. № 8; Маски смерти, играющие жизнь (тема и вариации: Пастернак, Мандельштам, Цветаева) // Вопросы литературы.

Январь—февраль, 1998.

Рабинович Исаак

(????? ???) — поэт. Род. в зажиточной религиозной семье в Ковне в 1846 г., ум. в Нью-Йорке в 1900 г. Р. с юных лет чувствовал влечение к поэзии; на него обратил внимание известный романист Мапу, и под его руководством молодой Р. основательно изучил библейский язык и ознакомился с новоевр. литературой.

В Тельшах (1867). Р. близко сошелся с поэтом Л. Гордоном.

Печатавшиеся в разных периодических изданиях стихотворения Р. (лирические и на национальные темы) отличаются звучностью стиха и искренностью чувства.

Отдельно изданы: "Zemirot Israel" (в двух ч., 1891); "Neginot Bat Jehudah" (собрание стихотворений, 1896). Неудачно сложившаяся жизнь не дала развиться его поэтическому дарованию.

В 1891 г. он поселился в Нью-Йорке, где занимался переводами. — Сp.: J. E., X, 303; Ozar ha-Sifrut, III, отдел жизнеоп., 74—81 (автобиография Р.). {Евр. энц.}

Рабинович Исаак Моисеевич

[р. И (23) янв. 1886] — сов. ученый в области строительной механики, чл.-корр. АН СССР (с 1946), генерал-майор инженерно-технич. службы, действит. чл. Акад. строительства и архитектуры СССР (с 1956). Засл. деят. н. и т. РСФСР (1944). В 1918 окончил Моск. высшее технич. училище.

В 1918—32 работал в Ин-те инженерных исследований научно-технич. комитета Народного комиссариата путей сообщения и одновременно преподавал в ряде высших учебных заведений Москвы.

Проф. Моск. инженерно-строительного ин-та (с 1933) и Военно-инженерной академии (с 1932). Осн. труды Р. посвящены разработке кинематич. метода в строительной механике, созданию эффективных методов расчета сложных статически неопределимых систем, теории вантовых ферм, исследованиям в области динамики сооружений.

Под руководством Р. впервые в СССР начаты систематические экспериментальные исследования динамич. действия различной нагрузки на пролетные строения мостов и на др. инженерные сооружения.

Результаты многочисленных исследований Р. обобщены в его капитальном труде "Курс строительной механики стержневых систем" (2 чч., 1938—40). Соч.: Применение теории конечных разностей к исследованию неразрезных балок, М., 1921; Кинематический метод в строительной механике в связи с графической кинематикой и статикой плоских цепей, М., 1928; К теории статически неопределимых ферм, М., 1933; Достижения строительной механики стержневых систем в СССР, М., 1949; К теории вантовых ферм, "Техника и экономика путей сообщения", 1924, т. 1, № 1—4; Методы расчета рам, ч. 1—3, М.—Л., 1934—37; Основы динамического расчета сооружений на действие кратковременных и мгновенных сил, ч. 1, М., 1952; Курс строительной механики стержневых систем, ч. 1—2, 2 изд., М.—Л., 1950—54. Рабинович, Исаак Моисеевич Род. 1894, ум. 1961. Художник театра и кино, монументалист.

Декорации Р. отличались архитектурной объемностью.

Заслуженный деятель искусств России (1936). Рабинович, Исаак Моисеевич Род. 1886, ум. 1977. Строитель, механик, специалист по динамике и прочности сооружений.

С 1943 г. генерал-майор-инженер.

Чл.-корр. АН СССР (1946), Герой Социалистического Труда (1966).

Рабинович Яков

— писатель.

Род. в Волковыске (Гродненской губ.), в раввинской семье, в 1876 г. Учился в Бернском университете (1900—4). С 1904 г. Р. принимает участие в сионистском движении.

В 1910 г. Р. поселился в Палестине, где приобрел участок земли. В литературе дебютировал в 1901 г. рядом очерков в "Ha-Dor". Затем принимал участие в разных периодических изданиях, где помещал очерки, фельетоны, путевые наброски и статьи на злободневные вопросы.

В палестинском "Ha-Omer" появилась драма Р. "Ben Ha-Chorbot". Отдельно вышел в изд. Тушия сборник рассказов "Sipurim we-Zijtirim" (1905). {Евр. энц.}

Рабинович Осип Ааронович

— писатель-беллетрист, родился 14-го января 1818 г. в г. Кобеляках, Полтавской губ. Выросши при благоприятных обстоятельствах, он получил и основательное образование.

На 18-м году он женился и продолжал заниматься науками, в особенности юридическими, а в 1840 г. поступил студентом в Харьковский университет.

Его желание было пройти курс юридического факультета, но так как ему, как еврею, были закрыты служебные пути, он поступил на медицинский факультет, но, ввиду стесненных обстоятельств, принужден был оставить университет и ехать на помощь к отцу, потерявшему в подрядах все свое состояние.

Он занялся делами, но с малым успехом, и осенью 1845 г. вместе с родителями и 8-летней дочерью переехал в Одессу.

Год спустя, Р. был принят в число присяжных стряпчих Одесского Коммерческого Суда и 1-го января 1848 г. получил звание публичного нотариуса.

С этого времени к нему, благодаря его добросовестности и знанию дела, стали притекать крупные процессы.

Годом раньше (1847) он выступил и на литературное поприще.

В первый раз он перевел с еврейского поэму "Гакраб", соч. Эйхенбаума (изд. Одесса, 1847). Затем, до 1849 г. он печатал статьи в "Одесском Вестнике" о реформах в религиозном быту евреев и интересные очерки жизни на богемских водах, под заглавием: "Франценсбадские минеральные воды". В 1849 г. Р. участвовал в литературном сборнике, изданном в Одессе под названием "Литературные вечера". В этом издании напечатаны его сочинения: "История торгового дома Фирлич и К°" и "Мориц Сефарди". В то же время он не переставал печатать статьи и в "Одесском Вестнике", где появилась статья его "О Мошках и Иоськах", наделавшая много шуму; в этой статье, под личиной шутки, он высказал самые горькие для евреев истины, смягчив их глубокой симпатией к соплеменникам.

В "Русском Инвалиде" была напечатана его статья: "Устарелые взгляды при дневном свете". В 1859 г. Р. напечатал в "Русском Вестнике" статью юридического содержания: "Торговые судопроизводства". В том же году, в изданном в Одессе профессорами Богдановским и Георгиевским "Новороссийском Сборнике", помещен обширный трактат его: "О собственных именах евреев", а в 11-й книге "Русского Вестника" появился первый рассказ из его "Картин прошлого" под названием "Штрафной"; второй рассказ: "Наследственный подсвечник" появился уже в "Рассвете" за 1860 г. (№ 1—8). Там же P. поместил две статьи исторического содержания: "Уголовный суд y древних евреев, во времена владычества римлян" (1860 г., № 20) и "Судьбы евреев в Южной Европе" (1860 г., №№ 9, 11, 13, 15). Живя в Одессе, Р. принимал живое участие в интересах этого города и его жителей.

Так, им были написаны статьи о хлебной торговле под заглавием "Время не терпит" — в "Русском Вестнике" 1862 г. (т. XXXIX, № 6, стр. 617—648) и в "Бессарабских областных Ведомостях" 1863 г. (№ 1, стр. 3—5). В "Русском Слове" за 1860 г. напечатана повесть Р. в 2-х частях под заглавием "Калейдоскоп". Кроме того, P. участвовал в "Современнике", "Библиотеке для Чтения", "Веке" и др. С 27-го мая 1860 г. по 19-е мая 1861 г. Р. издавал в Одессе журнал "Рассвет"; этим органом он старался познакомить русскую публику с бытом евреев.

Занимаясь общественными делами, Р. принимал участие в разработке проекта Одесского муниципалитета в 1859 г., а с открытием муниципального управления был избран в гласные думы и долгое время работал в комиссии, пока тяжкая болезнь не свела его в могилу.

Он умер от чахотки в Меране 16-го октября 1869 г. Неотъемлемой и важнейшей заслугой Р. следует считать то, что он первый из русских евреев сделался русским литератором.

В нем русская литература лишилась талантливого писателя, а евреи — одного из лучших представителей, который первый выступил в защиту своего народа в статьях на русском языке. "Новоросс.

Ведомости" 1869 г., №№ 30, 35, 37; "Одесск.

Вестник", 1869 г., №№ 235, 241, 243; "День" 1869 г., №№ 7, 24, 28; "Рассвет" 1860 г., № 1—8; "Русск. Архив" 1871 г., стр. 506, 507; "Москов.

Ведом." 1869 г., № 244; "Северная Пчела" 1869 г., № 64. Н. Д. Игнатьев. {Половцов} Рабинович, Осип Ааронович — русско-еврейский беллетрист (1817—1869); был нотариусом в Одессе.

В ряде публицистических статей, помещенных в разных периодических изданиях, он ставил себе целью содействовать просвещению своих соплеменников путем раскрытия темных сторон их внутренней жизни, защищать их против несправедливых нападок и обвинений и бороться с господствовавшими против них предрассудками.

Особенно выдаются написанная с тонким юмором статья "О Мошках и Иосках" и апология "Устарелые взгляды при дневном свете". Лучшие из беллетристических произведений Р. — "Мориц Сефарди" (Литературные вечера, 1850, II т.) "Штрафной" (Русский Вестник, 1859) и "Наследственный подсвечник" (Рассвет, 1860). Эпоха великих реформ побудила Р. основать, в 1860 г., орган, посвященный исключительно интересам русского еврейства.

Этот орган, названный им "Рассвет", положил начало русско-еврейской журналистике.

Несмотря на кратковременное свое существование, он имел благотворное влияние, вызвав среди еврейской молодежи усиленное стремление к просвещению.

По независящим причинам Р. через год должен был прекратить свое издание.

Полное издание сочинений Р. вышло в 1880—88 гг. (СПб. и Одесса), с биографией автора.

См. Ю. И. Гессен, "Галерея еврейских деятелей" (СПб., 1898, выпуск I). И. {Брокгауз} Рабинович, Осип Ааронович О. А. Рабинович. — известный русско-еврейский писатель.

Род. в 1817 г. в г. Кобеляки, ум. в 1869 г. в Меране (Тироль).

Сын откупщика, Р. получил исключительное для того времени образование; наряду с еврейскими науками он изучал иностранные языки, музыку и проч. В 1840 г. Р. поступил в Харьковский университет, но вскоре, ввиду разорения, постигшего его отца, вынужден был отдаться торговой деятельности; когда же дела не пошли, Р., пробыв недолгое время на службе по откупу, занял место делопроизводителя в конторе адвоката в Одессе; затем он был присяжным стряпчим при Одесском коммерческом суде, а в 1848 г. получил должность нотариуса.

В Одессе имелась в то время значительная группа образованных евреев, преимущественно заграничных, чуждых тем формам религиозно-национальной жизни, в которых протекало существование почти всего русского еврейства, и Р. примкнул к этой группе, связанный с нею общностью взглядов на духовное состояние народной массы. В 1847 г. Р. выступил на литературное поприще стихотворным переводом на русский язык известной поэмы Эйхенбаума "Гакраб" — битва на шахматной доске (изд. брошюрой в Одессе).

В том же году Р. напечатал в "Одесском вестнике" (№ 34) статью "Новая еврейская синагога в Одессе", вызвавшую возмущение со стороны консервативных кругов, так как она в резкой форме осуждала косность русского еврейства и, в частности, порядки, установившиеся в синагогах.

Вслед за тем Р. поместил в "Одесском вестнике" (1848 г., № 34) статью "По поводу доброго слова", призывавшую русское общество отбросить предубеждение, "смотреть на еврейский народ глазами беспристрастия". Этими двумя выступлениями в печати определился характер будущей литературной деятельности Р. — защищать евреев от ударов извне и бороться за прогрессивные преобразования во внутренней еврейской жизни. В течение нескольких ближайших лет Р. не касался еврейства; вращаясь в кругу местных русских литераторов и ученых, Р. поместил в сборниках "Литературные вечера" два беллетристических произведения общего содержания — "История торгового дома Фирлич и К°" (1849 г.) и "Мориц Сефарди" (1850 г.). — Р. вернулся к вопросам еврейской жизни тогда, когда с воцарением Александра II началось смягчение правовых стеснений, давшее повод надеяться на близкую эмансипацию.

В 1858 г. Р. поместил в "Русском инвалиде" (№ 83) статью "Устарелые взгляды при дневном свете", написанную в сильных выражениях, явившуюся отповедью на нападки, которым еврейство подверглось на страницах "Северной пчелы". "Хотел я излить то, что давно накипело на душе у многих из нас; их (т. е. благомыслящих русских) суждению повергаю я мою бессвязную апологию, вырвавшуюся наружу, как болезненный стон". Отмечая, что евреи отнюдь не должны бояться обнаруживать свои недостатки, к исправлению коих следует стремиться, Р. подчеркивал, что эти недостатки, результат вековых гонений, не лишают евреев права гордиться своей народностью.

И опять, следуя намеченной цели, Р. в это же время напечатал в "Одесском вестнике" (№ 10), выходившем под редакцией проф. А. И. Георгиевского (см.), статью "О Мошках и Иоськах", направленную против установившегося у евреев обычая пользоваться уменьшительными именами, этого наследия прошлого, когда евреи в Польше в угоду панам "старались уменьшаться пред ними и телом, и душою, и именем"; Р. указывал, что эти искаженные имена роняют достоинство евреев в глазах окружающего общества; одновременно Р. ополчается и против традиционного костюма (см. Одежда); написанная с юмором, эта статья, однако, проникнута глубокой скорбью об унижении евреев (Р. также напечатал в "Новороссийском литературном сборнике", 1859 г., работу "О собственных именах евреев", о происхождении евр. имен и о тех изменениях, которым они подверглись в различных странах).

Статья "О Мошках и Иоськах" обратила на себя внимание; переводы ее появились в нескольких иностранных органах, между прочим в "Archives Israelites". Публицистическая деятельность создала Р. имя. Но особенно популярным Р. становится после появления в 1859 г. в "Русском вестнике" (шестой том) его беллетристического произведения "Штрафной" — скорбной повести о недавнем прошлом, пережитом евреями в России, в связи с установленной для них усиленной рекрутской повинностью. "Штрафной" — это бывший кагальный старшина, сданный в солдаты за то, что кагал не мог доставить полного числа рекрут, так как уже были сданы в рекруты даже восьмилетние мальчики; в повести передаются те ужасы, которыми непомерная рекрутская повинность еще недавно, до воцарения Александра II, наполняла еврейскую жизнь. Повесть произвела потрясающее впечатление на современников; за прочтение книжки "Русского вестника" платили большие деньги; отпечатанные отдельно экземпляры "Штрафного" быстро разошлись, появившись в таких домах, где считалось грехом хранить книгу не на еврейском языке; в молельнях и иешиботах грамотеи переводили рассказ на жаргон.

Историк Иост напечатал свой перевод "Штрафного" в "Jahrbuch fur die Geschichte der Juden und des Judenthums" (т. I, Лейпциг, 1860) — первое издание перевода Иоста, в количестве нескольких тысяч, разошлось в течение двух недель.

Весьма сочувственно был принят и рассказ Р. "Наследственный подсвечник" ("Рассвет", 1860). Содержание сводится к тому, что когда матросы Арон Малкин и его сын Сендер были убиты во время Крымской кампании, их жены подверглись изгнанию из насиженного гнезда, так как после смерти мужей они утратили право проживания в запретной местности; наступили тяжелые дни; воспоминанием о прошлом им служил наследственный подсвечник, единственное, что уцелело из имущества, когда их изгнали; по пятницам подсвечник вычищался, и он имел "для них такой глубокий смысл, несмотря на то, что он был и измят, и неуклюж, и что в нем тускло теплились три копеечные свечки". "Наследственный подсвечник" был напечатан в еженедельном журнале "Рассвет", первом русско-еврейском органе, тесно связанном с именем Р. Борьба, которую прогрессивные круги вели в продолжение нескольких десятилетий с консервативным укладом народной жизни, деятельное стремление просветителей искоренить так называемый "еврейский фанатизм" при помощи правительственной власти — все это не привело к цели, так как развитие просветительного движения сковывалось правовыми ограничениями.

Прогрессисты это сознавали, считая, вместе с тем, что для защиты гражданских прав евреев и для борьбы с внутренними непорядками необходимо иметь специальный орган (Думашевский, Л. Леванда).

Однако создание еврейского органа и защита эмансипации евреев должны были в условиях того времени встретить такие препятствия, для устранения которых нужна была исключительная энергия.

Тем не менее Р. удалось осуществить мечту прогрессистов, и в этом его несомненная заслуга.

Хотя "Рассвет", вдохновителем которого следует считать почти единственно Р., просуществовал всего один год, он оставил значительный след в культурной истории русского еврейства (подробности — см. "Рассвет"). — Р. напечатал, помимо указанных сочинений, роман "Калейдоскоп" ("Русское слово", 1860 г., т. VI), юмористическую вещицу "История о том, как реб Хаим-Шулим Фейгис путешествовал из Кишинева в Одессу и что с ним случилось" (Одесса, 1865), "Торговое судопроизводство" ("Русский вестник", 1858 г., т. XII) и др. Сочинения Р. вышли отдельным изданием в трех томах (I — СПб., 1880; II и III — Одесса, 1888; приложен портрет и краткая его биография).

Р. принимал участие в одесской городской жизни — состоял членом редакционной комиссии, разработавшей проект нового городового уложения, был гласным думы. — Ср.: С. Гинзбург, "Забытая эпоха", "Восход", 1896 г.; Ю. Гессен, О. А. Рабинович ("Галерея еврейских деятелей", вып. I, СПб., 1898 г.); его же, "Смена общественных течений", сборн. "Пережитое", т. III; его же, "Письма О. А. Рабиновича", "Еврейская старина", 1911 г., вып. I; "Систематический указатель литературы о евреях на русском языке". Ю. Г. {Евр. энц.}

Рабус Карл Иванович

— живописец.

Родился в С.-Петербурге 11-го мая 1800 г., ум. в Москве 14-го января 1857 г. После смерти отца, служившего гувернером в Академии Художеств, он остался всего семи лет. Через три года, 15-го января 1810 г., опекуны отдали его пенсионером в Академию Художеств; окончив здесь гимназический курс, он избрал было своею специальностью историческую живопись, к которой чувствовал сильное влечение, но продолжительная болезнь глаз заставила его надолго прервать занятия, так что, за это время, он отстал от своих товарищей, и ему пришлось перейти уже на пейзажную живопись, в класс M. M. Иванова; последний продержал его три года на копировании рисунков и гравюр, так что, получив, наконец, доступ к краскам, он, по собственному его признанию, почувствовал себя "счастливцем". В 1821 г. Рабус, за исполненную программу: "представить приморское место", получил золотую медаль второго достоинства и аттестат первой степени со шпагою.

По выходе из Академии Р. отправился в Малороссию, к одному помещику, пригласившему его к себе. Страстно любя природу, он наслаждался живописными видами берегов Псела, а затем переехал в Крым, где сделал много этюдов, которыми и воспользовался при исполнении программы, заданной ему от Академии на звание академика: "написать масляными красками один из Крымских видов, снятых с натуры"; в 1827 г. Р. получил это звание за "Вид Юрзуфа (Гурзуфа), имения герцога Ришелье". Теми же этюдами он воспользовался для другой картины: "Вид Балаклавы", купленной Обществом Поощрения Художников.

После этого Р. опять отправился на южный берег Крыма, где снова исполнил много этюдов, а отсюда переехал в Одессу и из нее — в Константинополь.

Дорогою он вынес сильную бурю и едва не погиб; но во впечатлительной душе художника это величественное явление оставило глубокие следы и выразилось в том, что с этих пор он получил пристрастие к морю и с увлечением писал морские виды. В Константинополе художник был представлен тамошнему русскому посланнику, графу Рибопьеру, который принял его под свое покровительство, делал ему заказы и давал возможность осматривать город и делать этюды, что в то время для европейца было очень затруднительно.

Через того же графа Рибопьера он был принят у австрийского и других посланников, для которых тоже написал несколько картин.

Во время плавания по Средиземному морю P. писал виды берегов Греции и Италии и посетил некоторые города, но в Рим и Неаполь попасть не мог, потому что в то время там была холера.

Затем он посетил Тироль, Вену, Нюренберг, Мюнхен", Дрезден и пешком обошел всю Саксонскую Швейцарию, а оттуда через Берлин вернулся в Малороссию и затем в Петербург, везде при этом неутомимо работая и знакомясь с известнейшими художниками, литераторами и учеными.

Еще будучи в Академии, P. выделялся из среды своих товарищей своею начитанностью, развитием и любовью к наукам.

Этими качествами он оказал немало влияния на развитие многих художников, из которых нельзя не упомянуть К. П. Брюллова, с которым они вместе окончили курс Академии, и А. А. Иванова, для которого он переводил немецкие книги, так как Иванов не знал этого языка. Они даже собирались вместе ехать в Италию.

К тому времени, о котором идет речь, эти научные занятия настолько выдвинули его из среды тогдашних наших живописцев, что, конечно, этому именно обстоятельству он и был обязан тем радушным приемом, каким пользовался со стороны графа Рибопьера, князя В. П. Кочубея и др. Благодаря тому же, и за границей перед ним оказались широко раскрытыми двери не только домов художников, как Корнелиус, Шнорр, Ретч и др., но и литераторов и ученых: у Людвига Тика он был постоянным посетителем его литературных вечеров, а с археологом Беттигером сблизился настолько, что потом между ними шла переписка, и Беттигер напечатал о нашем художнике статью в "Artistischer Blatt zur Abendzeitung in Dresden", для которой P. дал ему автобиографические сведения.

Женившись, он переехал в Москву, где и поступил, 9-го февраля 1835 г., на службу в Дворцовое Архитектурное Училище преподавателем перспективы.

Потом он преподавал также перспективу в Константиновском Межевом Институте и пейзажную живопись в Строгановской Рисовальной школе. 24-го марта 1844 г. он был определен преподавателем пейзажной живописи и перспективы в Училище Живописи и Ваяния.

Здесь протекала главная его преподавательская деятельность.

Помимо указанных предметов, он читал здесь теорию красок, на основании сочинений Леонарда да Винчи, Рафаэля Менгса, Фальда и Гете, и курс истории живописи.

Не довольствуясь классным преподаванием живописи, он руководил, в летнее время, занятиями учеников по этюдам с натуры.

Как преподаватель, Р. оставил чувство неизгладимой благодарности в сердцах своих учеников.

В нем соединялись глубокое знание своего предмета, ясность мысли и легкость изложения с самым сердечным отношением к учащимся, которым он оказывал всевозможную зависящую от него помощь — и нравственную, и даже материальную.

У него собирался весь цвет московской интеллигенции, находя интерес в беседе с умным, образованным и чутким ко всему возвышенному художником.

Не менее охотно посещали его и приезжавшие в Москву иностранные артисты.

В числе их был и Орас Верне, который сам вызвался представить Государю одну из его картин: "Вид церкви в селе Измайлове", и действительно отвез ее во дворец.

Государю так понравилась эта картина, что он выразил желание, чтобы художник сам привез ему и другие свои работы.

В это время у P. были окончены две большие картины: "Буря" и "Вид Галлиполи при лунном освещении", которые он лично и представил Императору.

Обе картины были приобретены во Дворец.

Кроме упомянутых картин, мы можем указать еще на следующие его работы: "Спасские ворота в Москве в лунную ночь" (Музей Александра III); — "Вид Кремля при лунном свете" (Моск. Оружейная палата); — "Морской вид" (Румянцевский музей); — "Близ Новодевичьего монастыря" (Третьяковская галерея); — "Красная площадь в Москве" (там же до 1898 г.); — Картина с тем же названием (собр. И. Е. Цветкова); — "Вид Алексеевского монастыря, сломанного в 1858 г." (там же); — "Вид Московского Кремля" (пис. для графа Ланского); — "Саблы в Малороссии"; — "Вид Василия Блаженного" (пис. в 1851 г. для В. А. Кокорева); — "Звездочка" (пис. для Ф. Н. Глинки); — "Вид Константинополя" (писан для Отенфельса); — "Кладбище Константинополя" (для князя Эстергази); — Крымские виды (для князя Кочубея); — "Молитва по погибшим товарищам" — ночной вид на Средиземном море близ Майны (пис. 1849—1851 г.); — "Рыбачья хижина на берегу Мраморного моря" (пис. для А. В. Капниста); — "Водяные смерчи на Средиземном море" (1854 г. тоже); — "Утренний вид на Москву с Воробьевых гор" (пис. 1849 г.); — "Приморский вид гор Албании" — оконченный эскиз для большой картины (пис. 1849 г.); — "Ночной вид из окрестностей Мейссена"; — "Лебеди в высоком тростнике"; — "Мост в Саксонии"; — "Вид Звенигородского Саввинского монастыря"; — "Вид Мюнхена"; — "Озеро"; — "Внутренний вид церкви Василия Блаженного"; — "Сладкие воды в Константинополе". Кроме того, после него осталось множество этюдов с натуры, акварельных и карандашных рисунков и, в том числе, очень остроумные и характерные карикатуры.

Рисовал он также и на камне, для литографии.

Но этим не ограничивается еще вся деятельность Рабуса.

В Училище Живописи, Ваяния и Зодчества хранится громадный неизданный труд его: "Руководство к перспективе", а незадолго до смерти он начал писать историю живописи.

Кроме того, он сотрудничал в газетах по вопросам искусства, о чем свидетельствует фельетон из "Ведомостей Московской Городской Полиции" 1851 г. под заглавием: "Несколько слов о состоянии живописи в Москве.

Из дневника художника", где Р. говорит вообще о значении картинных галерей для художественного образования и в частности о картинной галерее графа А. Ф. Ростопчина, в то время открывшейся для публики.

Под конец жизни Р. впал отчасти в дальтонизм, не будучи в состоянии различать желтые цвета, что, конечно, не могло не отразиться на его живописи.

Умер он после продолжительной и тяжелой болезни 14-го января 1857 г. Дела Московского Художественного Общества №№ 37, 57, 63, 70, 80, 111, 115; — Ю. Виппер.

История Училища Живописи, Ваяния и Зодчества в Москве 1833—1883. Неизданная рукопись; — Благовещенский.

Биографические заметки.

Неизданная рукопись в собрании А. П. Новицкого; — Воспоминания Н. В. Никитина, сообщенные автору;

Сборник материалов для истории Импер. Академии Художеств.

СПб. 1864—1866. Т. І. Стр. 541; т. II, стр. 161, 162, 218, 222, 317; т. III, стр. 25; — Nagler. Neues allgemeines Kunstler Lexikon. T. XII; — Указатель находящихся в Академии произведений.

Изд. Фишера.

СПб. 1842; "Московские Полицейские Ведомости" 1851 г. №№ 57, 58 и 59; — "Живописная Библиотека" 1857 г. № 8; — "Русский Вестник" 1857 г., № 2; — Рамазанов.

Материалы для истории художеств в России. M. 1863, стр. 25, 84—98, 201 и след.; A. Сомов. Каталог оригинальных произведений русской живописи Импер. Академии Художеств СПб. 1872; — Описи художественных произведений городской галереи бр. П. и С. Третьяковых; — А. Новицкий.

Художественная галерея Московского Публичного и Румянцевского музея. М. 1889; — Каталог выставки в память Н. В. Гоголя и В. А. Жуковского.

М. 1902, стр. 61; — E. H. Тевяшов.

Описание нескольких гравюр и литографий.

СПб. 1903 г., стр. 87 и 163; — Д. Д. Иванов.

Объяснительный путеводитель по художественным собраниям С.-Петербурга.

СПб. 1904 г.; — Барон Н. Врангель.

Русский музей Импер. Александра III. СПб. 1904, стр. 362; — Перечень картин и рисунков собрания И. Е. Цветкова. M. 1904. А. Новицкий. {Половцов} Рабус, Карл Иванович (1800—1857) — живописец-пейзажист, определен своими опекунами в 1810 г. в пенсионеры Академии художеств.

Здесь вначале выказывал большую способность к исторической живописи, но потом, отстав по болезни глаз от других учеников Академии, занялся пейзажем и поступил в число учеников проф. М. М. Иванова.

В 1821 г., получив малую зол. медаль за "Вид приморского города", был выпущен из академии с аттестатом 2-степени.

Вскоре после того ему представился случай отправиться в Малороссию, откуда сделал поездку в Крым. За "Вид Гурзуфа" (в музее Акад. худ.) получил в 1827 г. звание академика.

Чрез год после первой поездки в Крым Р. посетил, кроме Крыма и Одессы, Константинополь, берега Греции и Италии, Тироль, Вену, некоторые пункты Германии и долго жил в Дрездене, где свел близкое знакомство с представителями искусства и литературы.

По возвращении своем в Россию неоднократно бывал в Малороссии и с 1834 г. жил в Москве, состоя преподавателем перспективы в Кремлевском дворцовом архитектурном училище и в Константиновском межевом институте и профессором пейзажной живописи и перспективы в Строгановской рисовальной школе и в Училище живописи, ваяния и зодчества.

Не обладая сильным талантом, Р. был человек весьма трудолюбивый, горячо любивший искусство, умный, сердечный и едва ли не самый образованный из всех русских художников его времени.

В своей молодости он значительно способствовал развитию любознательности в своем школьном товарище, знаменитом А. А. Иванове.

Имел многих друзей в кругу артистов, писателей и ученых.

Почти все московские пейзажисты, образовавшиеся в 1835—56 гг., имели его своим руководителем.

Из множества картин Р. достаточно указать на "Вид храма Василия Блаженного" (в Третьяковской галерее в Москве), "Вид Кремля при лунном свете" (в моск. Оруж. палате), "Рыбачья хижина на берегу Мраморного моря" (у А. В. Капниста) и "Вид Спасских ворот Московского Кремля при лунном свете" (в Музее Александра III). Р. был известен в кругу москвичей как остроумный карикатурист.

А. С—в. {Брокгауз} Рабус, Карл Иванович профессор перспективы в Москов. училище живописи и ваяния; род. 4 марта 1799, † 14 янв. 1857 г. Он путешествовал за границею 6 лет, получив после акад. курса по конкурсу золотую медаль.

С 1835 г. служил в Москве. {Половцов}

Рагозин Виктор Иванович

— из дворян Московской губернии; род. в 1833 г. и кончил курс в Московском университете по физико-математическому факультету в 1857 г. Занимаясь различного рода промышленными предприятиями в Нижегородской губернии, Р. в 70-х гг. обратил внимание на русскую нефть, содействовал установлению ее перевозки наливом по Волге, а главное, исследовал ее химическую природу и первый в России приготовил из нее превосходный смазочный материал, который мог удовлетворять своему назначению без примеси растительных масел и животных жиров. Практическое применение своему способу Р. дал в 1877 г. в Балахне (Нижегородской губ.) устройством первого специального завода для приготовления нефтяных смазочных масел, а в 1879 г. построил такой же завод в с. Константинове той же губ.; вместе с научной постановкой производства масла он сумел правильно организовать и торговлю этим товаром в России и за границей, и в настоящее время русское нефтяное смазочное масло занимает на всемирном рынке господствующее положение.

Одновременно с этим Р. предпринял обширное исследование экономических условий Волжского бассейна, но, к сожалению, работа осталась недоконченной, и из предполагавшихся десяти томов этого труда вышли в свет только два: "Волга" (СПб., 1860) и "Нефть и нефтяная промышленность" (СПб., 1884). Кроме того, им разновременно издано множество брошюр по разным вопросам нефтяного дела, в котором около 20 лет он принимал живейшее участие.

За выдающиеся труды в области технологии нефти Спб. технологический институт почтил его редкой наградой — присуждением звания почетного инженер-технолога.

С. Г. {Брокгауз} Рагозин, Виктор Иванович (дополнение к статье) — инженер-технолог; умер в 1901 г. {Брокгауз}

Равич Иосиф Ипполитович

— тайный советник, ординарный профессор С.-Петербургской Медико-Хирургической Академии, род. в городе Слуцке, Минской губернии, 5-го мая 1822 г., умер в С.-Петербурге 9-го сентября 1875 г.; происходил из бедной еврейской мещанской семьи. В 1846 году Равич поступил на ветеринарное отделение С.-Петербургской Медико-Хирургической Академии, где и окончил курс в 1850 году со званием ветеринарного врача; 5-го ноября того же года он был назначен ветеринаром в резервную бригаду 3-й легкой кавалерийской дивизии, 30-го ноября переведен в л.-гв. Гродненский гусарский полк ветеринарным помощником, 21-го апреля 1851 года назначен ветеринарным врачом в л.-гв. Уланский полк, 11-го сентября перемещен в Кавалергардский полк, а 20-го ноября того же года вновь переведен в Уланский полк. 3-го августа 1853 года Равич прикомандирован был к ветеринарной клинике Медико-Хирургической Академии для выдержания экзамена на степень магистра ветеринарных наук, что он с успехом и выполнил в течение нескольких месяцев.

Крымская кампания лишила его возможности покончить в это же время с магистерской диссертацией, так как 16-го марта 1854 года Равич снова возвратился в Уланский полк и только 20-го февраля 1856 года был признан магистром ветеринарных наук советом Дерптского Ветеринарного Института, после защиты диссертации "Об остром ревматизме суставов у лошадей". 4-го февраля 1857 года Р. был назначен старшим ветеринаром 6-го армейского корпуса, а 15-го октября 1858 года прикомандировался к штабу отдельного гвардейского корпуса.

Желая поднять ветеринарное образование в России, Дубовицкий, бывший в то время президентом Медико-Хирургической Академии, обратил внимание на преобразование ветеринарного отделения Академии.

Прежде всего необходимо было увеличить преподавательский состав, так как преподавание многих предметов сосредоточивалось в одних руках. Равич, сознавая свои силы и зная об этой недостаточности преподавательского персонала, решился искать доцентуры в Академии.

В 1859 году он прочел пробную лекцию "О сущности и патологических изменениях сапа у лошадей", получил звание приват-доцента и был оставлен при Академии впредь до открытия штатного места преподавателя.

Вместе с тем ему было поручено чтение лекции ветеринарным студентам по зоофизиологии и зоопатологии. 27-го сентября 1860 г. Равич был командирован для усовершенствования в науках на два года за границу, где слушал курсы нормальной гистологии у профессора Келликера и патологической анатомии у профессора Ферстера в Вюрцбурге. 4-го марта 1861 года он переехал в Берлин, где занимался изучением патологической анатомии у профессора Вирхова, и прослушал курсы: физиологической химии у доктора Кюне, физиологии у Дюбуа-Реймона и сравнительной анатомии у профессора Рейхарта.

Кроме того, он занимался специальными предметами в Берлинской ветеринарной школе. Из Берлина Р. переехал в Вену, где оставался до января 1862 года и где занимался патологическою зоотомиею в ветеринарном институте и посещал лекции Брюкке и Людвига по гистологии и физиологии.

В начале 1862 года Р. занимался гистологией у профессора Функе в Фрейбурге, а затем посещал Альфартовскую ветеринарную школу и слушал лекции у Клод-Бернара в Париже.

На обратном пути в Россию Равич посетил Штутгартский, Мюнхенский и Дрезденский ветеринарные институты.

По возвращении из-за границы Р. начал преподавать ветеринарным студентам зоогистологию, зоофизиологию, общую патологию и патологическую зоотомию.

В 1864 году он был избран экстраординарным профессором, причем ему поручено было, кроме преподаваемых им предметов, читать еще лекции по эпизоотологии не только для ветеринаров, но и для медицинских студентов.

В 1864 году совет Петровской Земледельческой Академии (около Москвы), принимая во внимание труды и многостороннюю деятельность Равича, пригласил его занять в названной Академии кафедру зоотехнии, со званием ординарного профессора.

Р. согласился на это предложение, однако переход не состоялся, так как Дубовицкий исходатайствовал ему добавочное содержание и напомнил о предстоявшем преобразовании ветеринарного отделения Академии. 8-го апреля 1867 года он был избран ординарным профессором и оставался в этой должности по день своей смерти.

В 1869 году, вследствие разделения кафедр, Равич стал преподавать только общую зоопатологию и эпизоотологию с ветеринарною полициею.

В 1872 году он был назначен заведывающим ветеринарным отделением Академии.

Будучи научно образованным и выдающимся по своим способностям человеком, Р. выделялся из ряда других ветеринарных деятелей и потому обратил на себя внимание и завоевал видное положение.

Не упуская ни единого случая, он разъяснял значение ветеринарии в государстве и неотложную потребность в хорошо подготовленных ветеринарах.

Благодаря энергии и настойчивости Равича и тому уважению, каким он пользовался, ему удалось найти средства к постройке нового здания Ветеринарного Института и в значительной мере способствовать преобразованию ветеринарной части в Академии.

В 1872 году его стараниями был устроен ветеринарный отдел на Всероссийской политехнической выставке в Москве; по его же настоянию было ассигновано до трех тысяч рублей на приобретение с выставки разных предметов: коллекции хирургических, ветеринарных инструментов и снарядов, употребляемых в ветеринарной практике, для кабинетов и музея ветеринарного отделения Академии.

Относительно преподавательской деятельности профессора Равича нельзя не отметить, что его лекции по различным предметам отличались талантливым изложением и демонстративностью.

Читая лекции по зоофизиологии и зоопатологии, он не только знакомил слушателей с сущностью процессов кровообращения, пищеварения и т. д., но и сопровождал свои лекции опытами над животными, чего раньше никто из ветеринарных преподавателей не делал. Он был поклонником воззрений Вирхова на патологические изменения в тканях организма, и первый познакомил русских ветеринаров с доктриной целлюлярной патологии.

Благодаря всему этому, лекции Равича привлекали студентов различных курсов.

Особенно интересными были его лекции по тем отделам эпизоотологии, которые были разработаны им самим, а именно: по чуме рогатого скота, по сапу и сибирской язве. Преподавательская деятельность Равича не ограничивалась только Академией; в 60-х годах он преподавал иппологию в Николаевском кавалерийском училище.

Состоя с 15-го октября 1864 года по 26-e января 1871 года председателем Общества ветеринарных врачей в С.-Петербурге, Р. дал научное направление этому Обществу.

Не проходило почти ни одного заседания Общества, чтобы он не делал какого-либо научного сообщения по поводу того или другого возникавшего в заседаниях Общества вопроса, сопровождая эти сообщения, при всякой возможности, интересными демонстрациями.

Равич был неутомимым пропагандистом ветеринарных наук и всюду распространял убеждение о важности их для России.

Так, например, он неоднократно делал сообщения о повальных и заразительных болезнях домашних животных в Вольно-Экономическом Обществе и Сельскохозяйственном Музее Министерства Государственных Имуществ и привлекал своим живым, талантливым изложением значительное число слушателей.

Кроме того, он делал доклады по эпизоологии в собраниях сельских хозяев Петербурга в Москвы.

По прекращении издания журнала "Записки Ветеринарной медицины", в Обществе ветеринарных врачей возникла мысль об издании нового повременного ветеринарного органа.

Равич с энергией взялся за это дело. Он ходатайствовал по этому вопросу в Ветеринарном Комитете, который и дал средства на издание "Архива Ветеринарных наук". Основателем и первым руководителем названного журнала явился сам P., который и был назначен в 1871 году редактором журнала.

Пользуясь доверием высших административных учреждений, заведовавших ветеринарною частью в Империи, как ученый и дельный специалист, Равич выполнил значительное число командировок научного и научно-административного характера, преимущественно по поручению Министерства Внутренних Дел. Так, в 1863 г., состоя членом Высочайше учрежденного комитета по устройству ветеринарной части и о мерах против скотских падежей в империи, он был командирован в Петербургскую и смежные с нею губернии, для принятия мер против сибирской язвы. В том же году он был отправлен, для поверки опытов чумопрививания, в чумопрививательные институты Херсонской и Оренбургской губернии.

В 1870 году Равич объезжает разные губернии России, с целью исследовать причины и способы распространения чумы рогатого скота. В 1874 году Равичу опять поручают борьбу с чумой, для чего он едет в Полтавскую и соседние с нею губернии, а также и в Карловку, имение великой княгини Екатерины Михайловны, где ставить контрольные опыты чумопрививания.

Кроме командировок внутрь империи, Равича часто отправляли в заграничные командировки; первый раз, в 1865 году, он ездил в Цюрих, где был представителем России на международном конгрессе ветеринаров (здесь он был избран вторым вице-президентом); в 1872 г. — в Вену на международную конференцию по изысканию общих мер против развития и распространения чумы рогатого скота; через три года он совершил вторичную поездку в Вену, в качестве члена комиссии по составлению проекта санитарных правил для торговли скотом, пригоняемым из России в Австро-Венгрию.

На всех этих конгрессах Равич показал себя весьма знающим ветеринаром и энергично отстаивал интересы России.

За свою деятельность Р. был избран (19-го ноября 1869 г.). Дерптским ветеринарным институтом в почетные члены, за время админстративной деятельности Равич состоял членом многих ветеринарных и медицинских комиссий.

Так в 1867 году он был назначен совещательным членом Медицинского Совета, в следующем году был назначен непременным членом вновь учрежденного Ветеринарного Комитета при Министерстве Внутренних Дел, в учреждении и организации которого принимал самое деятельное участие.

Кроме этого комитета, Равичу же обязан своим появлением проект особого ветеринарного отделения при Медицинском Департаменте с особым вице-директором из ветеринаров.

Проект этот хотя и получил одобрение; но не был утвержден Государственным Советом, ввиду того что, по его мнению, надо было сначала основать провинциальные ветеринарные отделения, а уж потом объединять их в центральном управлении.

В 1869 г. Р. был назначен старшим ветеринаром в управлении главного медика и пробыл в этой должности год, после чего был назначен совещательным членом Военно-медицинского Ученого Комитета.

В 1875 г., по окончании занятий в международной комиссии и Вене, Р. заехал в Мариенбад, чтобы отдохнуть и полечиться, но здесь почувствовал себя настолько плохо, что должен был вернуться в Петербург, куда и был привезен полуживым в начале августа.

Несмотря на принятые меры, вылечить Равича не удалось: он скончался 9-го сентября 1875 г. Литературная деятельность Равича была очень разнообразна; кроме редактирования "Архива ветеринарных наук", он написал много научных сочинений, наиболее важные из которых вышли отдельными изданиями.

Те же, которые он писал в виде небольших статей, печатались им в следующих журналах: в "Записках ветеринарной медицины", "Военно-медицинском журнале", "Журнале министерства государственных имуществ", "Архиве судебной медицины", "Трудах императорского вольно-экономического общества" и пр. Заметки по ветеринарным вопросам он помещал в общей прессе: "С.-Петербургских Ведомостях", "Северной Почте", "Петербургском Листке". Важнейшие труды Равича следующие. "О распознавании и лечении ревматических болезней у лошадей", диссертация, Дерпт, 1856 г.; "Острый ревматизм суставов у лошадей" — "Записки ветеринарной медицины" 1857 г.; "Диагностика мыта и сапа у лошадей" — "Военно-медицинский журнал" 1857 г.; "Уремия.

Производство нафротомии" — там же, 1863 г.; "Критический обзор чумопрививания" — там же, 1863 г.; "Новейшие анатомо-патологические исследования чумы рогатого скота" — там же, 1864 г.; "К вопросу о чумопрививании" — "Журнал минист. государств. имущ.", 1864 г.; "Доктор Давэн и его бактерии" — "Архив судебной медиц. и обществ. гигиены" 1865 г.; "Курс учения о повальных и заразительных болезнях домашних животных (повальные катарры и дифтериты)" — "Военно-медицинский журнал", 1866 г. и отдельное издание того же года; Полный курс гиппологии, 2 части; СПб. 1866 г.; "Специфические воспаления слизистых оболочек и кожи у домашних животных" — "Военно-медиц. журн." 1868—1869 гг., издано отдельно в 1869 году; "К учению о гнилостном заражении" — там же, 1870 г.; "О чумопрививании (отчет о 1-ой выставке рогатого скота в 1870 г.); "К учению о лихорадке" — "Архив ветеринарн. наук", 1871 г.; "К вопросу о месте зарождения чумы рабочего скота" — там же, 1871 г.; "Современное учение о контагии и миазме" — там же, 1871—1872 гг.; "Отчет о международной конференции, бывшей в Вене, по вопросу о мерах против распространения чумы рогатого скота" — там же, 1872 г.; "Руководство к изучению патологии и терапии инфекционных и заразительных болезней домашних животных и ветеринарной полиции" — там же, 1873 г. и издано отдельно, СПб., 1873 г.; "Руководство к изучению общей патологии домашних животных" — там же, 1874 г. и издано отдельно, СПб., 1875 г.; "К вопросу о строении и росте копытного рога" — там же, 1874 г.; "Zur Lehre von putriden Infection und deren Beziehung zum sogenannten Milzbrande. Experimentelle und microscopische Untersuchungen. Berlin 1872; "Typhoiden Krankheiten der Hausthiere" — "Wurzbur. Med. Leit." 1861; "Die Scrophulosis und Tuberculosis bei den Hausthieren" — "Magasin Gurlt''а" 1862; "Die Pathogenese des Rotzkrankheits" — "Virchow''s Arch." 1862; "Ueber den Einfluss des nervi vagi auf die Magenbewegund" — "Archiv fur Anat. und Physiol." 1862; "Die kasige Metamorphose" — "Virch. Arch." 1864; "Die Musculatur des Oesophagus" — "Virch. Arch." 1864; "Neue Untersuchungen uber die pathologische Anatomie des Rinderpest" 1865. "Вестник Общественной Ветеринарии" 1894 г., № 6, стр. 174—178; В. Е. Воронцов, Историческ. очерк кафедры эпизоотологии и бывшего ветеринарного отделения Имп. Медико-Хир. Академии, СПб. 1898 г., стр. 99—108; "Архив Ветеринарных Наук", 1875 г., № 3, стр. 1—16; "История Имп. Военно-Мед. Академии за сто лет, под ред. проф. Ивановского, СПб. 1898 г ; Вальдман и Неготин, Альбом имматрикулирированных в Дерптск. ветерин.

Инст., Юрьев 1898 г., стр. 327; Русский энциклоп. словарь, изд. проф. И. Березиным, отд. IV, т. I, СПб. 1876 г., 8°, стр. 21. Пятидесятилетие Общества Ветеринарных Врачей в С.-Петербурге, вып. I, СПб. 1896 (с портретом P.); "Труды Имп. Вольно-Экономич. общества" 1875 г., т. 3, № 1, стр. 122; "Голос" 1875 г., № 253; "Гражданин" 1876 г., № 4; "Петербургский Листок" 1875 г., №№ 157 и 158; "Иллюстр.

Неделя" 1875 г., № 37, стр. 591; "СПб. Вед.", 1875, 14 сент. Н. Кульбин. {Половцов} Равич, Иосиф Ипполитович (1822—1875) — выдающийся ветеринарный деятель, по происхождению еврей Минской губ. В 1850 г. окончил курс ветеринарного отделения Медико-хирургической академии со степенью ветеринара, а в 1856 году по защите диссертации "Об остром ревматизме суставов у лошадей" получил степень магистра ветеринарных наук. В 1859 г. по конкурсу Р. был назначен приват-доцентом академии по кафедре зоопатологии и зоофизиологии, а в следующем был командирован за границу для усовершенствования на 2 года. По возвращении из-за границы был избран экстраординарным профессором, а в 1867 г. утвержден — ординарным.

В 1872 г. назначен заведующим ветеринарным отделением академии.

Главнейшие труды Р.: "Общая зоопатология", "Курс учения о повальных и заразительных болезнях домашних животных", "Полный курс иппологии", "К учению о гнилостном заражении", "О чумопрививании"; "Современное учение о контагии и миазме". Кроме того, немало статей разбросано по разным периодическим изданиям — "в Записках вет. медицины", "Военно-медиц. журнале", "Архиве ветеринарных наук" и др. {Брокгауз} Равич, Иосиф Ипполитович — выдающийся ветеринарный деятель; род. в 1822 г. в Минской губ., ум. в 1875 г. В 1850 г. окончил курс ветеринарного отделения Медико-хирургической академии; в 1856 г. получил степень магистра ветер. наук, в 1859 г. по конкурсу был назначен приват-доцентом Академии по кафедре зоопатологии и зоофизиологии; в 1862 г. был избран экстраординарным профессором, в 1867 г. утвержден ординарным; в 1872 г. назначен заведующим ветеринарным отделением Академии.

Р. написал несколько книг по своей специальности. — Ср. Брокгауз-Ефрон. {Евр. энц.} Равич, Иосиф Ипполитович орд. проф., ветеринар, М.-Х. A.; † 9 сент. 1875 г. на 53 году. {Половцов} Равич, Иосиф Ипполитович (5 мая 1822 — 9 сент. 1875) — рус. ветеринарный врач и общественный деятель.

В 1850 окончил ветеринарное отделение Медико-хирургич. академии в Петербурге и с 1867 был проф. там же; с 1872 заведовал ветеринарным отделением академии.

Осн. работы посвящены вопросам эпизоотологии и общей патологии с.-х. животных.

Особую известность приобрели его исследования по чуме крупного рогатого скота, а также по сапу и сибирской язве. Принимал деятельное участие в обследовании ряда р-нов России для выяснения причин и путей распространения чумы рогатого скота и в разработке противочумных мероприятий.

Активный пропагандист ветеринарных знаний, Р. был основателем и ред. (1871—75) журнала "Архив ветеринарных наук". Автор первого учебника по зоопатологии (1860) и коневодству (1866). Соч.: Общая зоопатология или современное учение о болезнях домашних животных, СПб, 1860; Полный курс иппологии или учения о лошади..., ч. 1—2, СПб, 1866; О чумопрививании, в кн.: Отчет о Первой Всероссийской выставке рогатого скота 1869 года...,СПб, 1870; Руководство к изучению патологии и терапии инфекционных и заразительных болезней домашних животных и ветеринарной полиции, СПб, 1873.

Рагозин Дмитрий Георгиевич

(р. 1. 02. 1962) Род. в Москве.

Окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ (1984). Работает в ИНИОН РАН (с 1987); гл. библиограф.

Печатается как прозаик с 1995: "Новая ежедневная газета". Публикует прозу в журналах "Новая Юность" (1996, № 17), "Бумеранг" (1999, № 8), "Знамя" (1999, № 9; 2002, №№ 2—3). Переводит стихи с япон. языка. Премия фонда "Знамя" (2000). По материалам анкеты.

Рагозин Леонид Алексеевич

[15.03.1909, Царицын (ныне Волгоград) — 1981, Москва] — палеонтолог и геолог, доктор геолого-минералогических наук (1961), профессор кафедры динамической геологии геологического факультета МГУ (1964—1974, доцент с 1955), профессор кафедры общей геологии Тюменского индустриального института (1974—1980), почетный член Всесоюзного палеонтологического общества (1979, член общества с 1935). Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1953). Родился в семье врача; в 1929 г. окончил среднюю школу и поступил в Саратовский университет, а затем перевелся в Сибирский геологоразведочный (ныне Томский политехнический) институт, который окончил в 1931 г., получив звание инженера-геолога.

Ученик акад. М. А. Усова. В том же году был зачислен на должность ассистента кафедры геологии Томского университета.

В 1935 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему "Пелециподы балахонской свиты Кузбасса", и ему было присвоено звание доцента по кафедре палеонтологии и исторической геологии; с 1938 по 1955 г. заведовал кафедрой исторической геологии Томского университета.

В 1955 г. избран на должность доцента кафедры динамической геологии геологического факультета МГУ. В 1961 г. защитил докторскую диссертацию на тему "Двустворчатые моллюски угленосных отложений Сибири". В 1964 г. утвержден в звании профессора кафедры динамической геологии МГУ. Являлся одним из организаторов и научным руководителем Енисейской экспедиции геологического факультета МГУ. С 1969 по 1971 г. работал экспертом ЮНЕСКО Монгольского проекта и организовал горно-геологический факультет Улан-Баторского политехнического института.

Научная деятельность Л. А. Рагозина неразрывно была связана с Сибирью; основные области исследований — палеонтология и стратиграфия, региональная геология, четвертичная геология, геоморфология и неотектоника, полезные ископаемые, а в последующие годы жизни — и археология.

Опубликовал около 170 научных работ. Главное научное направление — палеонтолого-стратиграфическое — связано с изучением двустворчатых моллюсков угленосных отложений Кузбасса, Тунгусского, Минусинского и Горловского бассейнов; описал 370 видов моллюсков, из которых около 230 видов — новые; им установлено 14 новых родов. По региональной геологии Алтая, Кузбасса, Западно-Сибирской плиты, Красноярского края и Монголии составил ряд листов государственной геологической карты; установил более десяти стратиграфических подразделений в разрезе фанерозоя.

В области четвертичной геологии, геоморфологии и неотектоники использовал морфоструктурный анализ для изучения нефтегазоносности Западной Сибири; использовал речные террасы для количественной оценки неотектонических движений.

Участвовал в открытии новых месторождений угля в Кузбассе, изучал Мулнайское и Ачинское месторождение бурых углей; открыл новые месторождения формовочных и стекольных песков.

В Московском университете читал курсы "Общая геология", "Геоморфология и четвертичная геология", "Общая геология и палеогеография".

Рагулин Игорь Анатольевич

Генеральный директор АООТ "Западно-Сибирское речное пароходство"; родился 13 ноября 1948 г. в г. Новосибирске; окончил Новосибирский институт инженеров водного транспорта в 1972 г., академию народного хозяйства при Совете Министров СССР в 1992 г., доктор технических наук, академик РАЕН; учены ученого совета Новосибирской государственной академии водного транспорта, председатель попечительского совета; почетный работник речного флота РФ, почетный работник транспорта РФ; автор 14 статей и монографии, более 20 рационализаторских предложений.

Раден баронесса Эдита Федоровна

(1825—1885) — одна из замечательнейших женщин высшего русского общества.

Многосторонности ее глубокого образования много содействовали частые пребывания в культурных центрах Западной Европы, личное общение и переписка с выдающимися деятелями науки, искусства и государственного управления.

Великая княгиня Елена Павловна оценила светлый ум, высокий нравственный строй и благородный характер баронессы Р. и избрала ее своей фрейлиной.

В этом звании Р. сделалась не только преданным и правдолюбивым ее другом, но и ближайшей ее сотрудницей во всех общеполезных начинаниях и живым посредствующим звеном между ней в замечательными людьми, которых приближала к себе великая княгиня.

В конце сороковых и начале пятидесятых годов "четверги" великой княгини составляли нравственный очаг, около которого отогревались эти люди, находя симпатию и поддержку среди тогдашней общественной атмосферы, крайне неблагоприятной для самостоятельного развития личности.

С воцарением Александра II здесь стали собираться деятели, которых годы задушевных желаний, серьезного труда и горячей веры в духовные силы любимого ими народа подготовили к руководящему участию в осуществлении великих реформ, встречавших содействие и сочувствие великой княгини [см.]. Баронесса Р. играла в это время значительную роль, настойчиво поддерживая стремления своего высокого друга и ободряя людей, которые, выражаясь словами одного из предсмертных к ней писем Ю. Ф. Самарина, познавали на опыте цену ее "верной, надежной руки". В скромной квартире баронессы Р., где она прожила более 30 лет, в одном из флигелей Михайловского дворца, сходились со своими планами и надеждами, тревогами и сомнениями в различные фазисы работ, предшествовавших падению крепостного права, Николай Милютин, князь Черкасский, Юрий Самарин; сюда приходили для живого обмена мыслей И. С. Аксаков, Ф. M. Дмитриев, Б. Н. Чичерин, К. Д. Кавелин; здесь просиживал вечера Тургенев, блистал саркастическим юмором и самыми разнородными званиями Эйхвальд, внимательно приглядывался и прислушивался к окружающему Макензи-Валлас [см.]. В уютный кабинет приветливой хозяйки с ее ясной, определительной и всегда глубоко содержательной речью, с ее неправильными чертами лица, оживленными светлым и вместе строгим, как весь ее нравственный облик, взором приходили отдохнуть от работы и набраться возвышающих впечатлений выдающиеся ученые, писатели, художники и государственные люди — Рубинштейн, князь Одоевский, Пирогов, многим обязанный баронессе Р. в минуты тяжелых испытаний, и многие другие.

До самой кончины Р. она с утра до ночи была доступна для людей, нуждавшихся в ней материально, ибо чужая беда, нищета и немощь всегда встречали в ней горячий и разумный отклик до самых крайних пределов ее скромных средств — и для нуждавшихся в ней нравственно, как в советнице и руководительнице.

Упорная ненавистница всего лживого, неискреннего и своекорыстного, она была всегда верна девизу "Wahrheit gegen Feind und Freund" и оставалась неизменным и справедливым другом тех, в чьи хорошие нравственные стороны она уверовала.

Ее обширная переписка, разнообразная по содержанию и превосходная даже в стилистическом отношении, на каком бы языке она ни писала, заключает в себе массу указаний на такое ее отношение к замечательным друзьям ее. "Одно из божественных свойств, меня всегда всего более трогавших, — пишет она, — есть непоколебимость; в основание отношений между друзьями должна именно быть положена такая непоколебимость, иначе дружба потеряла бы свое высокое значение; — я не могу изменяться в отношении к друзьям, потому что мое чувство коренится в том, что в них истинно и, следовательно, вечно; сложная природа некоторых из них, с их возвышенными порывами и падениями долу, должна быть рассматриваема и судима с той справедливостью, которая внушается искренним чувством, способным отличать случайное от существенного в человеке". Переписка Р. с Ю. Ф. Самариным (изд. в Москве, 1893) представляет драгоценный обмен мыслей, чувств и убеждений между двумя сильными и высокими духовными организациями.

Старый спор их о значении особенностей общественного строя Прибалтийского края по отношению к правам русской государственности разрешился появлением "Окраин России", очень взволновавших Р. и показавшихся ей, стоявшей в значительном отдалении от местной действительности, "собранием негодных аргументов, смелых гипотез и даже клевет". В ее письмах прозвучала нота разрыва; но когда она узнала о стеснительно-карательных мероприятиях против книги и ее автора, она поспешила написать ему: "я не отрекусь от вас в часы вашей печали и испытаний; вы можете рассчитывать на мою дружбу" — и все восемь лет, протекших до кончины Самарина (в 1876 г.), полны осуществлением этого обещания.

Высокая правдивость Р. заставила ее на основании личного опыта сознаться, что Самарин был в некоторых своих взглядах совершенно прав. Практически деятельность Р. — в которой она неизменно являлась сначала помощницей, потом продолжательницей вел. кн. Елены Павловны — отличалась большим разнообразием.

После кончины вел. княгини она стала оберегательницей основанных ею общеполезных, санитарных и воспитательных учреждений и блюстительницей в них того духа, которому они были обязаны своими существованием.

Так, напр., она приняла горячее участие в организации и развили Крестовоздвиженской общины, Елисаветинской детской больницы, Еленинского женского училища, которого она была постоянной попечительницей.

Она настойчиво работала над осуществлением мысли великой княгини о создании высшего учебно-медицинского института для довершения образования уже окончивших курс врачей (он получил впоследствии название Еленинского клинического института).

Назначенная в 1875 г. членом совета учреждений вел. кн. Елены Павловны, Р. своим отзывчивым отношением к нуждам этих учреждений и светлым, энергическим умом охраняла и их, и самый совет от бюрократического формализма.

За этот же период своей жизни ей пришлось с крайним напряжением сил заняться организацией) санитарных отрядов и разнообразных работ для помощи раненым во время войны 1877—78 гг., причем непререкаемое уважение, которым она пользовалась в обществе, дало ей возможность сплотить на этом деле самые разнородные и подчас весьма трудные на подъем элементы.

После смерти принца П. Г. Ольденбургского ей был поручен активный надзор над делом высшего женского воспитания.

Новая деятельность взяла все ее время и силы; она не ослабевала ни на минуту в стремлении к постановке вверенного ей дела на рисовавшуюся ей нравственную и практическую высоту, не смущаясь неудовольствиями, возбуждаемыми ее прямолинейностью в требовании исполнения всеми своего долга, как она его понимала, — и нередко переживая тяжелые минуты.

Деятельность ее в этом отношении была слишком кратковременна, чтобы дать прочные и систематические результаты, но возвышенность ее целей не подлежит никакому сомнению. "В воспитании, — писала она, — главная забота должна состоять не в том только, чтобы привести детей к порядку и ввести в известные границы; надо приложить заботу к тому, чтобы жизнь возрастала и развивалась, не обезображиваясь в лишенных гибкости рамках и не обеспложиваясь в неподвижной рутине — в этих немудреных средствах управления, столь удобных для косных натур и преданных формализму правителей...". В самый разгар ее деятельности смерть послала ей своих предвестников; но, сознав в себе роковой недуг, она продолжала жить и работать, как будто смерти нет, вовсе не заботясь, что она подходит.

Дважды перенесенная с геройским терпением тепло верующей души мучительная операция не спасла для русского общества эту замечательную женщину, которая имела заслуженное право на название "государственного человека". 9 октября 1885 г. ее не стало. Холодная на вид и гордая в отношениях со светской толпой, — теплая и доступная для тех, в ком она различала дорогие ей общечеловеческие духовные черты, — она вдумчиво поняла и оценила особенности русского народа, благу которого она бескорыстно и непреклонно, не смотря на подчас трудные стороны своей обстановки, служила всю жизнь. Как и вел. кн. Елена Павловна, бар. Р. могла бы сказать русскому обществу, оглядываясь на свою жизнь, горевшую и потухшую, как нравственный маяк, словами поэта: "я больше русская была, чем многие по крови вам родные". А. Кони. {Брокгауз} Раден, баронесса Эдита Федоровна из фрейлин, гофмейстерина Ее Вел., попечительница училища св. Елены; род. 1820 г., † 10 окт. 1885 г. {Половцов}

aleksandr-iii.jpg
ganzen.jpg
zabelin-aleksej-grigorevich.jpg
lebzyak-aleksandr-borisovich.jpg
kachalov-vasilij-ivanovich.jpg