Хабаров Ерофей Павлович

— завоеватель земель на Амуре, был родом из Сольвычегодска.

Сильно задолжав на родине, он оставил семью и отправился в Сибирь поискать счастья.

Там он первоначально занялся торговлей и звериным промыслом, а в 1630-х годах испросил у Енисейского воеводы Н. Веревкина разрешение занять пустую землю по р. Лене. У Усть-Кутского острога он устроил соляную варницу и поставлял соль в окрестные города, а у Усть-Киренги распахал около 60 десятин земли и построил мельницу.

Так как Х. был одним из первых русских поселенцев на Лене, то велено было выдать ему из казны в награду 500 рублей, однако он их не получил.

Хабарову земля была дана под условием отдачи в казну десятого снопа, но в 1645 г. он жалуется, что первый Якутский воевода П. П. Головин совершенно его разорил, взяв у него "пятую лучшую десятину", а затем, отписав на государя всю его землю и варницу, его же самого держал в Якутске за приставом.

Хотя земля на Лене осталась за Хабаровым, однако он недолго продолжает прежнее дело, а задумывает новое — покорение Даурской земли на Амуре, которая привлекала в то время многих смельчаков своими богатствами.

На Амур уже ранее снаряжалось несколько экспедиций, не вполне однако удавшихся.

Последняя из них была отправлена в 1647 г. якутскими воеводами В. Пушкиным и К. Супоневым под предводительством казака В. Юрьева, но дошла только до границ Даурской земли. В 1649 г. в Якутске произошла смена воевод, и Юрьев вернулся назад. Новый воевода Дм. Андр. Францбеков с первой весенней полой водой поплыл к месту своего назначения.

Не успел он еще доплыть до Якутска и принять дела от прежних воевод, как 6 марта 1649 г. в Илимском остроге к нему явился Х. с предложением своих услуг для покорения Даурской земли. Он заявил, что прежние походы на Амур потому были безуспешны, что не был известен кратчайший путь в Даурию, он же брался идти именно таким путем. Кроме того, он ничего не требовал от правительства, а обещал на свои средства снарядить и прокормить 150 человек.

Тотчас разосланы были памяти с вызовом желающих идти с Хабаровым.

Набралось только 70 человек охотников.

Хотя Х. объявлял, что снаряжает экспедицию на свой счет, но на деле он только ссужал деньги охочим промышленным людям на подъем.

Кроме Хабарова и воевода давал служилым людям в долг деньги и оружие.

Это обстоятельство дало впоследствии повод бывшему якутскому дьяку П. Стеньшину писать в Москву, что поход на Амур был предпринят Хабаровым и Францбековым со своекорыстными целями и что воевода, снабжая служилых людей деньгами, брал за это 50% и удерживал в свою пользу их денежное жалование.

Стеньшин считал незаконным самое назначение Хабарова начальником отряда, так как Х. не имел права уходить со своих пахотных заимок, и ему "даурская служба и посольская речь не за обычай, потому что он нигде на службе, ни в посольстве не был и ничего опрично пашни не знает". Осенью 1649 г. Х. выступил со своим немногочисленным отрядом и пошел тем же путем, что и ближайший его предшественник, В. Юрьев, — по Олекме, Тугирю и волоком к Амуру. У устьев Тугиря он зазимовал.

По пути он грабил якутов и ясачных тунгузов, уводя их стада. Не щадил он и русских промышленников, занимавшихся звериным ловом. В январе 1650 г. Х. на нартах и лыжах двинулся дальше по Тугирю и через волок вступил в Даурию.

Туземцы были предупреждены одним казаком, что на них идет большое войско, которое хочет всю землю пограбить, а жен и детей в полон взять, и все разбежались: Х. на пути своем встречал только пустые городки и улусы. Проехав несколько времени по пустой стране, он вернулся в первый из встретившихся ему по пути городков, и, оставив там часть своего отряда, с остальными отправился в Якутск, куда прибыл 26 мая 1650 г. Воеводе он донес о богатстве и плодородии Даурской земли, которая "против всей Сибири будет всем украшена и изобильна". Он привез с собой также "чертеж" пройденной им страны.

Рассказы Хабарова привлекли много желающих отправиться с ним в Даурию.

В этот раз он набрал 117 человек промышленников; воевода дал ему 21 казака и 3 пушки. С ними Х. отправился на Амур прежним же путем. Дауры между тем, увидев, что врагов вовсе не так много, как они думали, сделались смелее и не убегали от русских, но вступали с ними в бой. Однако, несмотря на свою многочисленность, они не могли устоять против огнестрельного оружия русских и должны были покориться, дать Хабарову аманатов и платить ясак, состоявший преимущественно из соболей.

Х. засел в Албазине и оттуда рассылал отряды для привода инородцев под высокую царскую руку. Пробыв там зиму и часть лета, он послал в Якутск казаков Чечигина и Васильева и племянника своего Петриловского с собранным ясаком, а сам, построив дощаники, двинулся вниз по Амуру доканчивать завоевание Даурии.

Осенью он доплыл до последнего даурского владения, где князем был Толга. Взяв Толгин городок, Х. устроил острог, однако зимовать здесь не остался, как предполагал первоначально, но 7 сентября 1651 г., предав огню сооруженные им постройки, поплыл вниз по реке в землю дучеров и зазимовал в Ачанском городке.

Движение Хабарова сопровождалось грабежом и убийством аманатов.

По словам соратников Хабарова, он более радел о своем прибытке — собольих шубах, чем о прибыли государевой казне. Хищничество и вероломство Хабарова восстановили против него дучеров, которые 2 окт. 1651 г. напали на русский стан, но были отражены.

После этого зима прошла тихо, но 24 марта 1652 г. под Ачанским городком явилось приведенное дучерами большое манджурское войско (человек около 1000), имевшее и огнестрельное оружие, но немногочисленный русский отряд отразил и этих врагов.

При вылазке из городка Х. был ранен. Ввиду того, что съестные припасы истощились, Х. 22 апреля того же года поплыл назад и вскоре встретился с Чечигиным, вернувшимся из Якутска с порохом, свинцом и вспомогательным отрядом, состоявшим из 27 казаков и 110 промышленников.

Оказалось, что Чечигин выслал вперед для разведывания, где находится Х., небольшой отряд с И. Нагибой во главе, но этот отряд не встретился с Хабаровым.

Казаки хотели плыть вниз для поисков пропавших товарищей, но Х. воспротивился их желанию и продолжал свой путь вверх по Амуру. Это движение назад возбудило неудовольствие среди казаков, желавших докончить завоевание Приамурского края приведением в подданство царю гиляков, живших по нижнему течению Амура, и 1 августа 1652 г. в полку Хабарова произошел раскол: 136 человек под предводительством Полякова и других поплыли назад. Они явились в гиляцкую землю, в которой начали действовать очень удачно.

Х. поплыл вслед за ними, 30 сентября появился у выстроенного ими острожка и начал его обстреливать.

Тогда Поляков с остальными бунтовщиками сдался, чтобы "не учинить позор Царскому Величеству и славу недобру и укор", заручившись предварительно обещанием Хабарова не наказывать их. Однако, как только они очутились в его власти, вожаки были заключены в оковы, а остальные подверглись побоям и истязаниям.

Покончив с бунтовщиками, Х. опять двинулся вверх по реке. У устьев Зеи он встретился 6 августа 1653 г. с дворянином Дм. Ив. Зиновьевым, присланным из Москвы с золотыми для раздачи Хабарову и его соратникам.

Вместе с тем Зиновьеву было поручено расследовать о злоупотреблениях Хабарова, слух о которых дошел до Москвы.

Допрошены были его служилые люди, которые показали, что Х. посылал ложные донесения в Якутск и много прикрашивал в своих рассказах о Даурии и Манджурии, или, как ее называли, — Богдойской земле, чтобы побудить правительство к их завоеванию.

Затем выяснился его образ действий по отношению к инородцам, который привел к тому, что они разбежались и плодородная страна была теперь не возделана, государева же казна не получала столько ясака, сколько могла бы получить при миролюбивых сношениях с туземцами.

Поселений Х. не устраивал, острожки же, в которых зимовал, при отъезде обыкновенно сжигал.

Отношения Х. к подчиненным также не были дружелюбны.

Не говоря уже о ссудах, данных им при снаряжении в поход, Х. и на Амуре старался обогатиться на их счет. Так, данное ему воеводой оружие, серпы и косы, он продавал им по дорогой цене, и почти весь отряд был у него в кабале.

Что при сношениях с туземцами Х. не забывал своей пользы, видно из росписи вещам, ему принадлежавшим: он приобрел большое количество собольих, лисьих и других шуб, кафтанов и т. п. Большая часть его имущества перешла в руки Зиновьева, с которым у Хабарова начались недоразумения с самого его приезда.

Началось с того, что Зиновьев потребовал, чтобы Х. сдал ему дела, но не показал ему царской грамоты, как этого требовал Х. Зиновьев не стеснялся с Хабаровым и бил его. Чтобы избавиться от побоев, Х. делал ему подарки и таким образом передал ему много своих вещей. Остальное Зиновьев сам взял. Сдав свою должность О. Степанову, Х. летом 1654 г. отправился в Москву и подал жалобу на Зиновьева; начался сыск. Х. был в это время в очень стесненном положении, "меж двор скитался и за бедностью голодом помирал". Поэтому он просил, чтобы его поверстали в чин, в какой он пригодится, и дали ему денег. Что он действительно был в таком положении, видно из того, что судебные пошлины были взысканы не с него в Москве, а с его имущества в Сибири.

Наконец осенью 1655 г. дело Хабарова с Зиновьевым закончилось в пользу первого: имущество, отнятое у него Зиновьевым, было ему возращено, сам же он был сделан сыном боярским и послан в Сибирь управлять Усть-Кутской волостью.

В 1667 г. Х. приехал по делу в Тобольск и 15 ноября подал воеводе П. И. Годунову челобитную, в которой просил снова разрешить ему снарядить на свои средства 100 человек и с ними идти на Амур в Даурской земле "ставить города и острожки и завести хлебные пахоты, от чего государю в ясачном сборе и в хлебной пахоте будет прибыль". Какой ответ получил Х., неизвестно, так же, как и неизвестна его дальнейшая судьба.

По имени Хабарова названы деревня Хабарова, выше Киренска, где он жил, и город Хабаровск-на-Амуре. Столбцы Сибирского приказа, хранящиеся в Московском архиве министерства юстиции №№ 59, 124, 132, 136, 241, 338, 341, 381, 422, 427, 460, 472, 508 и 811. — "Акты исторические", изданные Археографической комиссией, т. 4, с. 67—77. — "Дополнение к актам историч.", т. II, стр. 252—254, 276; т. III, стр. 258—260, 345—348, 354—373, 325—528 и т. IV, стр. 34—35, 144—147. — Исторические акты о подвигах Е. Хабарова на Амуре, в "Сыне Отеч.", 1840 г., т. I, кн. I, и в "Журн. для чтения воспит. военно-учебн. завед.", 1840 г, т. 27, № 105. — Берх: "Подвиги боярского сына Ерофея Х. и водворение россиян при берегах реки Амура". Отрывок из истории географич. открытий россиян ("Сын Отеч.", 1821 г., № 9—12). — Д. Садовников: "Наши землепроходцы", М., 1874. — П. Шумахер: "Первые русские поселения на Сибирском Востоке" ("Рус. Арх.", 1879 г., № 5). — Н. Н. Оглоблин: "Ерофей Павлов Хабаров" ("Рус. Стар.", 1892 г., № 3, с. 679). — Г. Миллер: "Описание Сибирского царства". — Фишер: "Сибирская история". — П. Словцов: "Историческое обозрение Сибири", 1886. — В. В. Андриевич: "История Сибири", 1889, ч. 1, гл. 5. — Соловьев: "История Росии", т. XII, гл. 5. Н. Чулков. {Половцов} Хабаров, Ерофей Павлович — "добытчик и прибыльщик" XVII в. X., уроженец Сольвычегодска, в 1638 г. поселился на пустой земле при впадении реки Киренги в Лену и устроил там соляную варницу и мельницу, а также завел земледелие и распахал 60 десятин, обязавшись отдавать в казну десятую часть жатвы. Но якутский воевода П. П. Головин взял вместо десятой пятую часть, а спустя некоторое время отобрал всю землю, хлеб и соляную варницу, а самого X. посадил в Якутске "за пристава", откуда он был отпущен, по челобитной, на родину лишь в 1645 г. Через четыре года X., с разрешения якутского воеводы Д. А. Францбекова, отправился с 70 охотниками "для покорения земель, лежащих по Амуру" в Даурскую землю; в следующем (1650) году он привез в Якутск чертеж этой земли, образцы хлеба и распросные речи туземцев, содержащие в себе рассказы о богатствах, получаемых из Китая, и своими рассказами о "богатстве и изобилии Даурской земли" привлек новых охотников.

С ними он добыл "много хлеба и скота", утвердился на зиму в Албазине, победоносно ходил на дауров, пленил и облагал их ясаком.

В 1651 г. ему удалось покорить нескольких даурских князьков, живших вниз от Албазина по Амуру, и добраться до Ачанского улуса, где, зазимовав, он выдержал три осады от дюгеров, ачанов и маньчжур, после чего поплыл назад вверх по Амуру. На пути ему приходилось вступать в борьбу с отпавшими от него его прежними сообщниками (Поляковым, Чечигиным и др.), а также с гиляками.

Встретивший X., в августе 1653 г., у устьев реки Зеи московский дворянин Дм. Ив. Зиновьев, которого послали из Москвы для награждения X. золотым червонцем, служилых людей двумястами новгородок, а охочих — 700-ми московок, вследствие требования X. показать ему государев указ, по которому действительно указано Зиновьеву "всю Даурскую землю досмотреть и его X. ведать", схватил его за бороду и прибил, а затем, по заявлению недовольных и врагов X., произвел "розыск". Так как последние обвиняли X. в нерадении о пользах казны государевой, закабаливании служилых людей, вероломном отношении к туземцам и опустошении всего Амурского края, то он сменил его и повез с собой в Москву, подвергая на пути всевозможным притеснениям.

В Москве, в сибирском приказе, присудили возвратить X. все вещи, несомненно ему принадлежавшие и отнятые Зиновьевым, а затем, вследствие челобитной, в которой он упоминал о своих заслугах по устройству пашни на Лене и по покорению Даурской земли, о хлебе, отнятом П. П. Головиным, и о пожалованных, но не отданных ему деньгах, его пожаловали "в боярские дети" и назначили управителем приленских деревень от Усть-Кути до Чечуйского волока.

После этого о X. мы имеем лишь одно сведение: в ноябре 1667 г. он подал в Тобольске воеводе П. И. Годунову челобитную, в которой просил вновь отпустить его в Даурскую землю "для городовых и острожных поставок и для поселенья и хлебные пахоты...", но просьба его не была исполнена.

Ср. ст. Н. Чулкова в "Русском Архиве" (1898, № 2). {Брокгауз} Хабаров, Ерофей Павлович сибир. казак-солевар, завоеватель земель на Амуре с 1648 г. {Половцов} Хабаров, Ерофей Павлович (по прозвищу Святитский) — рус. землепроходец и промышленник 17 в. Род. в крестьянской семье близ г. Великий Устюг. В молодые годы ходил на промыслы за Урал, в Мангазею и на п-ов Таймыр; с 1630 поселился в Сибири, у устья р. Киренги, где построил мельницу, соляную варницу, завел пашню и стал крупным хлеботорговцем края. В 1649—52 совершил ряд походов в Приамурье, в богатую Даурскую землю. Эти походы явились важным этапом в истории исследования бассейна р. Амура. Им составлен "чертеж реке Амуру". X. покорил нек-рые племена Даурии, обложил их ясаком; походы сопровождались жестоким истреблением жителей и опустошением страны.

В 1653 за злоупотребления у X. было конфисковано имущество, но вскоре он был оправдан.

Именем X. названы г. Хабаровск и ж.-д. станция "Ерофей Павлович".

aleksandr-iii-aleksandrovich.jpg
vitkovskij — копия.jpg
zhukovskij-valentin-aleksandrovich.jpg
lavdovskij-mihail-dorimedontovich.jpg
orlova-e.jpg