Хабар-Симский Иван Васильевич

(Образцов) — боярин и воевода великого князя московского Василия Ивановича, умер в 1534 г. Он был сыном известного полководца Иоанна III, его боярина и воеводы Василия Феодоровича Образца, умершего в 1484 г., и принадлежал к древним родовитым людям Московского государства.

По семейным преданиям, род Хабар-Симских-Образцовых ведет свое начало от косожского князя Редеди, жившего в XI в., павшего в единоборстве с тмутараканским князем Мстиславом Владимировичем и ставшего родоначальником многих "честных" служилых родов Московского государства (Белеутовых, Глебовых, Сорокоумовых, Ушаковых и др.). Первые данные о службе Хабара-Симского восходят к 1505 г., когда он, будучи воеводой в Нижнем Новгороде, отразил приступ к этому городу казанского хана Мехмет-Аминя, имея в своем распоряжении незначительное число воинов и 300 литовских пленных, которых он выпустил из темницы и снабдил оружием, пообещав даровать им свободу, если они отстоят город. Затем Х.-С. принимает деятельное участие в важнейших внешних и внутренних событиях княжения вел. кн. Василия Ивановича.

Так, во время Литовской войны он является одним из главных воевод московских в походе под Дорогобуж в 1508 г. и стоит в 1514 г. со сторожевым полком на Угре, вместе с боярином С. И. Воронцовым и окольничим П. Я. Захарьиным.

В 1510 г., по лишении Пскова его вечевой свободы, Х.-С. был послан туда в числе трех воевод с московскими войсками для приведения псковичей к присяге на верность "Государю Псковскому, великому князю Московскому и всея Руси" Василию Ивановичу.

В том же 1510 г. Х.-С. пожалован в окольничие и введен в состав боярской думы. В 1520 г. он имеет звание наместника Перевитского (в Рязанской области), а в 1521 г., по присоединении Рязанского княжества к государству Московскому, состоит воеводою в "стольном городе" княжества, Переяславле-Рязанском, причем является убежденным сторонником великокняжеской московской политики и врагом рязанской областной независимости, мысль о которой все еще не покидала последнего рязанского князя Ивана Ивановича, пребывавшего в Москве в заточении.

Вскоре после низвержения с казанского престола Шиг-Алея, брат нового казанского царя Саип-Гирея, крымский хан Мехмет-Гирей, вооружил крымцев и ногайцев, соединился с атаманом запорожских казаков Дашковичем и двинулся к московским пределам, чтобы нападением врасплох нанести сильный удар Москве.

На берегах Оки он разбил войска вел. князя и под Коломной соединился с Саип-Гиреем, тоже шедшим к Москве.

Они убивали людей, брали многих в плен, оскверняли храмы и навели такой ужас на вел. кн. Василия Ивановича, что он грамотою обязался платить дань Мехмет-Гирею и тем только склонил его уйти из Московского государства.

Мехмет-Гирей расположился станом под Переяславлем-Рязанским.

Между тем рязанский князь Иван Иванович, сидевший в Москве под стражею за сношения с Мехмет-Гиреем, воспользовался отсутствием из Москвы великого князя и суматохой, происходившей там при известии о приближении татар, и бежал из Москвы по направлению к Переяславлю-Рязанскому, надеясь при помощи рязанских бояр и Мехмет-Гирея вновь завладеть Рязанским княжеством, но Х.-С. помешал исполнению этих планов.

Еще раньше, когда хан прошел к Коломне, он собрал бояр и детей боярских к епископу Рязанскому и Муромскому Сергию и взял с них клятвенное обещание верно служить великому князю московскому и сражаться с татарами.

Теперь же, когда распространилась весть, что рязанский князь бежал из неволи, Х.-С. опять собрал служилых людей и заставил их поклясться, что они не только не признают Ивана Ивановича своим государем, но и постараются поймать его, как беглеца.

Видя, что все усилия возвратить престол тщетны, князь Иван скрылся в Литву. Не менее решительно и удачно действовал Х.-С. в том же году при отражении Мехмет-Гирея, намеревавшегося, вопреки мирному договору, овладеть Переяславлем-Рязанским.

В следующем 1522 г. Х.-С. был полковым воеводой левой руки на Оке, близ Рославля, в числе войск, стороживших Мехмет-Гирея, замышлявшего новое вторжение в пределы Московского государства.

Весной 1524 г. московские полки выступили к Казани, чтобы завоевать ее; одним из воевод сухопутных войск, шедших на Муром — воеводой большого полка — был Х.-С., и в 30 верстах от Казани, на берегу Свияги, одержал победу над чувашами и казанцами, старавшимися не допустить его до соединения с воеводой судовой рати Шиг-Алеем. Казань не была взята войсками великого князя, но дни ее самостоятельности уже были сочтены, и московское влияние укоренилось во враждебном России клочке Кипчака.

За заслуги в делах крымских и казанских Х.-С. был награжден в 1524 г. саном боярина.

В течение последующих десяти лет имя его вовсе не упоминается ни в актах государственных, ни в летописях; можно предполагать, что, будучи уже в годах и утомленный усиленной службой, он совсем удалился от дел. "Русск. Времен.", М., 1790, стр. 202, 231. — Продолж.

Нест. летоп., стр. 379—380. — "Соф. Времен.", изд. Строева, М., 1821, т. II, стр. 312—314. — "Полн. собр. русс. летоп.", т. IV и VIII. — "Нижегор.

Летописец", изд. Гацисского, Н. Новгород, 1886. — Дворц. разр. списки 1462—1676 гг. ("Древн. росс. библ.", изд. 2, ч. XX и "Разр. книга" во "Временнике Общ. ист. в древ. росс.", 1851 г., кн. XI). — Пискарев: "Древн. грам. и акты Рязанского края", СПб., 1854. — Экземплярский: "Велик. и удельн. князья сев. Руси", т. II. — Беляев: "Расск. из Русск. ист.", т. II. — Никитский: "Очерк внутр. истор. Пскова". — Д. И. Иловайский: "История Рязанского княжества", М., 1858. — Шеффер: "Празднование 800-летия Рязани", Рязань, 1896. В. Корсакова. {Половцов} Хабар-Симский, Иван Васильевич окольничий, воевода рязанск. при Василье, отце Грозного. {Половцов}

brandt-fedor-fedorovich.jpg
damaskin.jpg
er-a.jpg
lupandin.jpg
matyushkin.jpg