Болотин Иван Федорович

Генеральный директор АО "Ремонтно-механический завод "Пензенский" с 1995 г.; родился в 1936 г. в с. Лермонтово Пензенской области; окончил Пензенский политехнический институт; 1980—1988 — главный инженер завода "Пензмаш"; 1988—1990 — директор завода "Пензтекстильмаш"; 1991—1992 — начальник отдела промышленности и конверсии Пензенской областной администрации; 1992—1995 — исполнительный директор АО "Унитрон".

Болотин Владимир Васильевич

Болотин Владимир Васильевич Действительный член (академик) РАН по Отделению проблем машиностроения, механики и процессов управления (1992), заведующий лабораторией Института машиноведения им. А. А. Благонравова; родился 29 марта 1926 г. в г. Тамбове; окончил Московский институт инженеров транспорта; основные направления научной деятельности: механика деформируемого твердого тела, строительная механика; лауреат Государственной премии; женат, имеет двоих детей; увлекается классической музыкой.

Болотников Алексей Ульянович

— действительный тайный советник, член Государственного Совета, сенатор; род 3 марта 1753 г., ум. 15 ноября 1828 г. Происходя из старинного дворянского рода, Болотников в 1767 г. определен был в сухопутный кадетский корпус, по окончании курса коего, за особое отличие и успехи в науках, выпущен был в полевые полки капитаном (17 марта 1782 г.) и определен в лейб-гвардии Семеновский полк поручиком.

Кроме того, как отличнейший ученик, Болотников был послан за границу и посетил Германию, Швейцарию, Францию, Англию и Данию. В 1789 г., во время войны со Швецией, Болотников находился на гребном флоте и участвовал в десантах; особенно он отличился в Роченсальмской битве, где отдельная часть канонирских лодок, состоявшая под его непосредственной командой, наиболее способствовала одержанию полной победы над шведами.

За эту битву Болотников 22 августа 1789 г. был пожалован золотой шпагой с надписью: "за храбрость" и орденом св. Георгия 4-й степени.

В 1790 г. по особому Высочайшему указу поручено было ему устройство на озере Сайме гребной флотилии и защита со стороны озера постов Пумальского и Севатайпольского, а также и всего берега тогдашней русской Финляндии, от Пардокоски до Нейшлота, на расстоянии более 300 верст. Поручение это было им с успехом выполнено; с меньшими, против шведов, средствами он сумел держать неприятельскую флотилию во всю кампанию запертой в заливе единственно только при помощи батарей, устроенных им перед Пардокоски. 1 января 1791 г. Болотников был пожалован в армию полковником.

В 1794 г., во время смут в Польше, он по особому Высочайшему повелению и доверенности 2 августа был командирован от полка с двумя егерскими батальонами на судах из Роченсальма в Курляндию; исполняя предписанную ему крайнюю поспешность, он в 13 дней прибыл в Бауск и участвовал в кампании до окончательного умиротворения Польши.

В 1796 г. Болотников, состоя во 2-м морском полку, произведен в бригадиры, 29 июля 1797 г., находясь в гребном флоте, в батальоне его имени, произведен в генерал-майоры, а 2 января 1798 г., по сформировании им в Роченсальме гарнизонного полка, назначен шефом этого полка. Оставаясь в том же полку, Болотников 20 марта 1799 г. был произведен в генерал-лейтенанты, а 29 декабря 1801 г. вышел, по болезни, в отставку.

Высочайшим указом 18 апреля 1809 г. ему повелено быть гофмейстером, с назначением ко двору великой княгини Екатерины Павловны, а новый Высочайший указ 30 августа 1809 г. уволил его от этой должности, с назначением к присутствованию в Правительствующем Сенате (в 4-м департаменте). 6 марта 1810 г. ему повелено было присутствовать в комитете об уравнении по всему государству земских повинностей; 17 апреля 1810 г. он награжден орденом св. Анны 1-й степени; в 1810 г. повелено ему присутствовать в комиссии об установлении однообразных правил при решении дел об отыскивающих свободы людях; 29-го апреля 1811 г. он назначен почетным опекуном с.-петербургского опекунского совета, а 23 сентября 1811 г. — председателем медицинского совета министерства полиции, с оставлением при занимаемых им должностях.

В 1812 г. Болотников был командирован в Москву для участия в особой следственной комиссии, в следующем году ездил по такому же поручению в Смоленск, а с 3 июня 1813 г. по 14 февраля 1814 г. по случаю увольнения в отпуск министра юстиции И. И. Дмитриева управлял министерством. 30 марта 1816 г. Болотников был командирован по Высочайшему повелению в Киев для обревизования губернии и для производства исследования по разным предметам вследствие поданных Государю Императору всеподданнейших жалоб. В марте 1817 г. поручено ему главное управление с.-петербургским коммерческим училищем, со званием обер-директора.

В 1817 г. он участвовал в комиссии по расследованию о злоупотреблениях на Ревельской таможне и в том же году вторично временно управлял министерством юстиции. 24 января 1818 г. Болотников был пожалован орденом св. Владимира 2-й степени.

В 1818 г. он был назначен в комитет о Волынской губернии и в комиссию по злоупотреблениям на Радзивиловской таможне. 29 августа 1821 г. повелено ему присутствовать в 1 отделении 3-го департамента сената, а Высочайшим указом 30 августа 1823 г. он назначен членом Государственного Совета, с повелением присутствовать в департаменте гражданских и духовных дел. 22 августа 1826 г. пожалован ему орден св. Александра Невского, 2 октября 1827 г. он произведен в действительные тайные советники, а 31 июля 1828 г. уволен от звания председателя медицинского совета министерства внутренних дел по случаю долговременной его болезни.

Погребен Болотников в С.-Петербурге, в Александро-Невском монастыре.

Формулярный список и Высочайшие указы в Сенатском архиве. — Рукописный словарь Казадаева. — Сборник И. Р. И. О., тт. 20 и 78. {Половцов} Болотников, Алексей Ульянович Д. Т. С., председ.

Медиц. совета, член Госуд. совета; род. 3 марта 1760 г., † 1828 г., 28 ноября. {Половцов}

Болотников Иван

— дворцовый дьяк. Участвовал в избрании царя Михаила Феодоровича; с 1612 по 1631 г. был дьяком в приказе Большого дворца и судьей в приказе Казанского дворца; в 1616 г. был под Смоленском с государевыми послами, кн. Ив. Мих. Воротынским и боярином Алекс. Юр. Сицким, которые были посланы для переговоров с литовскими послами о мире; в 1618 г. участвовал в съезде московских послов с литовскими под Москвою; в 1619 г. ездил в Вязьму с послами Шереметевым и Мезецким для размена пленных; в 1626 г. на свадьбе царя Михаила с Евдокией Стрешневой шел около саней царевны; в 1627 г. при встрече послов в государевой палате стоял на второй встрече среди больших сеней вместе с князем Голицыным.

Во все время своей службы Болотников пользовался большим почетом; его часто приглашали к царскому столу, на Св. Воскресенье "видеть государевы очи", на все приемы — и при перечислении присутствующих дьяков его имя всегда упоминается первым.

Акты Исторические. — Доп. к Актам Историческим. — Акты Юридические. — Акты Арх. Экспедиции. — Дворцовые Разряды, I, 104, 208, 367, 374, 377, 387, 528, 553, 579, 609, 610, 624, 658, 673, 676, 678, 687, 728, 769, 776, 788, 791, 800, 802, 833, 844, 856, 879, 915, 935, 961, 964, 966, 968, 969, 975, 977, 995, 1003, 1011, 1024, 1029, 1030, 1140, 1220; II, 7, 14, 19, 43, 60, 85, 211, 238, 824, 842, 847, 857. — Разрядные книги. — Сборник Хилкова. — Русская Истор. Библиотека, I, II, VIII—XI, XIII, XV, XVII. — Древняя Российская Вивлиофика, XIII, 152, 161. — Соловьев, "История России". {Половцов} Болотников, Иван дьяк при царе Мих. Фед., вел списки посольства Воротынского, Слуцкого и Измайлова на съезде с польскими уполномоченными; † после 1629 г. {Половцов}

Болотин Павел Петрович

[22.6.1889, Атаманская станица, Астрахань — 30.8.1947, Ленинград] — арт. оперы (драм. баритон).

Засл. арт. РСФСР (1933). Род. в казачьей семье. Поступил на юридич. ф-т Моск. ун-та, но через год ушел. Пению обучался у А. Додонова, Л. Донского и М. Полли. Выступал в моск. Сергиевском Нар. доме (1914—17), т-ре Моссовета и в Малом гос. оперном т-ре (1917—19). В 1920—47 солист ГАТОБа и МАЛЕГОТа (до нач. 1940-х гг.). Гастролировал в Самаре и Астрахани (1922), Казани (1923), Москве (Большой т-р, 1937, выступил в партии Князя Игоря). Обладал сильным голосом широкого диапазона, актер. дарованием. "Драматический пафос искусства Павла Петровича Болотина, красота тембра и мощь его редкого баритона волновали в каждом созданном им образе.

Казалось, он как жил, так и пел от всей своей русской души" (Н. Вельтер).* 1-й исп. партий: Пугачева ("Орлиный бунт"), Герца ("Лед и сталь"); на рус. сцене — Берга ("Прыжок через тень"), Иоканаана ("Саломея"), Путешественника и Франческо ("Монна Лиза"). Лучшие партии: Руслан, Владимир Галицкий, Шакловитый, Борис Годунов, Грязной, Мизгирь ("Снегурочка"), Демон ("Демон" А. Рубинштейна), Онегин, Томский, Мазепа ("Мазепа" П. Чайковского), Риголетто, Амонасро, Яго, Эскамилио, Скарпиа, Тельрамунд, Пугачев ("Орлиный бунт"). Др. партии: Князь Игорь, Олоферн, Кочубей, Елецкий, Алифе; Валентин ("Фауст"), Себастьяно.

Партнеры: С. Балашов, И. Ершов, Н. Вельтер, П. Журавленко, Н. Куклин, О. Мшанская, В. Павловская, Н. Печковский.

Пел п/у А. Гаука, В. Дранишникова, А. Коутса, Д. Похитонова, С. Самосуда, Ф. Штидри.

Выступал в концертах, в годы Великой Отечественной войны — неоднократно перед солдатами.

Имеется портрет певца в роли Бориса Годунова — в ЛГТМ. Награжден медалями "За оборону Ленинграда" и "За доблестный труд". Соч.: Пугачев?//Рабочий и т-р. 1925. 24 ноября.

С. 8; Автобиография. — в ЛГАЛИ, ф. 337, оп. 2., ед. хр. 43. Лит.: П. П. Болотин (Некролог) //За сов. искусство. 1947. № 14. С. 4; Гозенпуд А. А. Русский советский оперный театр (1917— 1941): Очерк истории. — Л., 1963. С. 199; Левик С. Ю. Четверть века в опере. — М., 1970. С. 379—380; Вольфсон С. Мастера оперы // Ленинградский Государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета им. С. М. Кирова (1917—1967). — Л., 1967. С. 46—48; Музыка продолжала звучать: Ленинград 1941 — 1944. — Л., 1969. С. 20, 24, 97, 99, 100, 176; Крюков А. Музыка в городе-фронте. — Л., 1975. С. 23, 83, 86, 103, 152; Вельтер Н. Л.* Об оперном театре и о себе. — Л., 1984. С. 41.

Болотников Иван Исаев

— бывший холоп князя Андрея Телятевского, "большой воевода" мятежников 1606—07 гг. О молодости Болотникова существуют не совсем достоверные рассказы: будто, взятый в плен татарами и проданный потом туркам, он был некоторое время галерным невольником, неизвестно как освободился, бежал за границу и, пробираясь из Венеции в Россию, был схвачен в Польше приверженцами Молчанова, убийцы Федора Годунова, который благополучно убежал из Москвы, обдумывая в это время план вторичного появления на Москве Лжедимитрия.

Воспользовавшись Болотниковым, он отослал его как доверенное лицо от имени "царя Дмитрия" в Путивль к воеводе князю Гр. П. Шаховскому.

Принятый Шаховским как поверенный царя, Болотников получил под свое начальство целый отряд казаков.

Он умело воспользовался своей властью и легко поднял целую толпу беглых холопов, крестьян, разбойников и разного бродячего люда, недовольного современным общественным строем, обещая им истребление господствующих классов и установление новых общественных отношений.

По распоряжению Шаховского в августе 1606 г. Болотников двинулся со своим многочисленным отрядом к Кромам, где разбил наголову московское войско под начальством князя Юрия Трубецкого, а оттуда направился к Серпухову и разгромил его. В это самое время начались повсеместные восстания не только казаков, но и дворян, детей боярских и мелких служилых людей; они собрались в отдельные отряды под предводительством трех воевод: Сумбулова, Прокопия Ляпунова и Истомы Пашкова.

Все эти мятежные дружины, соединившись вместе, осадили Москву и 12 октября расположились в деревне Загорье (Заборье).

Но недолго продолжалось согласие между воеводами: очень скоро восставшие дворяне поняли, что интересы Болотникова и его партии в сущности направляются против них и что им выгоднее и безопаснее вернуться к Шуйскому. 15 ноября Сумбулов и Ляпунов оставили Заборье и пришли с повинной к царю. Тогда Вас. Шуйский решил выступить открыто против значительно убывших мятежников. 2 декабря князь М. В. Скопин-Шуйский напал на Болотникова под Коломенским.

Во время боя на сторону москвичей передался Истома Пашков со своими дружинами.

Оставшись один, Болотников был разбит и принужден бежать.

Он пошел назад старым путем, дошел до Калуги и засел в ней. Напрасно посланные Шуйским на осаду Калуги воеводы Ф. Ив. Мстиславский и Ив. Ив. Шуйский пытались взять город; Болотников со своими казаками продержался там всю зиму. Весной 1607 г. новый самозванец, лже-Петр, явился с целой шайкой разбойников в Тулу к кн. Шаховскому; тотчас же, чтоб выручить Болотникова, Шаховской послал кн. Андрея Телятевского с отрядом мятежников, и кн. Мстиславский должен был снять осаду с Калуги.

Болотников быстро перебрался в Тулу, и таким образом все предводители мятежа собрались вместе.

Их войско доходило до 30000 человек.

Тогда Вас. Шуйский решил ударить на них и сам выступил в поход из Москвы 21 мая. Он осадил Тулу. Несмотря на голод и лишения, осажденные выдерживали приступы москвичей до октября.

Наконец их терпение истощилось, и Болотников пошел на переговоры с Шуйским.

За сдачу города царь обещал помилование, и 10 октября Тула сдалась.

Но Шуйский не сдержал своего обещания: 30 октября все воеводы были перевезены в Москву и разными способами лишены жизни. Болотников, говорят, был сослан в Каргополь и там утоплен.

Сказания Массы и Геркмана. — Соловьев, "История России". — Платонов, "Очерки по истории смуты". {Половцов}

Болотников Иван Исаевич

— мятежник времен Шуйского.Он был холопом князя Телятевского, маленьким попал в плен татарам, был продан туркам, работал в оковах на турецких галерах и был освобожден в числе других пленников, по одним известиям, — венецианцами, по другим — немцами, а по освобождении привезен в Венецию.

Здесь он пробыл несколько времени и решился возвратиться в отечество через Польшу.

Проезжая через нее, он услышал о пребывании в Самборе царевича Димитрия (Молчанова), явился к нему и как человек сметливый и предприимчивый был отправлен последним с письмом к путивльскому воеводе кн. Шаховскому.

Видя его желание постоять за Димитрия и убедившись в его знании военного дела, Шаховской поручает ему отряд в 12000 человек.

С ними Б. отправился в Комарницкую волость и возвещал всем, что он сам видел Димитрия и Димитрий нарек его главным воеводой.

Против него Василий Шуйский выслал отряд под начальством кн. Юрия Трубецкого, но последний, встретясь под Кромами с Б-м, отступил.

Это послужило сигналом к восстанию городов, холопов и инородцев.

Город за городом провозглашали царем Димитрия и высылали к Б. вспомогательные отряды; холопы и крестьяне, услыша призыв Б., почти всюду поднимались на своих господ и примыкали к отряду его. Возмутилась и мордва в надежде освободиться от московской власти и вместе с холопами и крестьянами принудила некоторые города отпасть от Шуйского.

Кроме того, к Б. примкнуло ополчение Истомы Пашкова, к нему пристали и Ляпуновы — Захар и Прокопий, и отряд вольницы, пришедший из Литвы. С столь грозными и многочисленными силами Б. направился к столице.

Стоявшие на пути города все признали власть главного воеводы Димитрия; только в Коломне отважились сопротивляться, и это повлекло полное разграбление города.

В 50-ти верстах от Москвы, близ села Троицкого, Б. встретила московская рать под начальством Мстиславского, который, не вступив в бой, едва спасся от преследований Б. 22 октября 1606 года Б. остановился в селе Коломенском в семи верстах от Москвы.

Здесь он построил острог, укрепив его деревом и валом, и стал рассылать по Москве и разным городам грамоты, возбуждая бедных и меньших против богатых и знатных и призывая всех целовать крест законному государю Димитрию Ивановичу.

Ополчение Б. увеличилось здесь еще более; из него выделялись отдельные шайки, по преимуществу холопов, кот. своими набегами и разбоями держали столицу в осадном положении.

Москвичи уже готовы были подчиниться Б., прося его только показать им Димитрия, и начали даже по этому поводу с ним переговоры.

Но Димитрий не являлся.

Б. несколько раз обращался к Шаховскому с просьбою прислать его к войску как можно скорее, указывая ему на всю важность его присутствия, но тот медлил.

Некоторые города уже начали выражать свое сомнение в существовании Димитрия и переходили на сторону Шуйского.

К тому же и в самом войске Б. произошло раздвоение: на одной стороне стояли дворяне и дети боярские, на другой холопы, казаки и вообще мелкие безыменные люди. У последних главою был Б., а начальниками первых — Истома Пашков и братья Ляпуновы.

Между вождями возникли несогласия, и результатом их был переход на сторону Шуйского сначала Ляпуновых, а затем Истомы Пашкова.

Шуйский, между тем деятельно принявшийся за укрепление Москвы с самого появления Б., теперь стал получать подкрепления от переходивших на его сторону городов, которые высылали к нему ополчения дворян и детей боярских.

Видя, что ратные силы Шуйского все более и более увеличиваются, Б. решился действовать энергичнее: был сделан приступ на Симонов монастырь, но с уроном отбит. Но ни потеря войска (от приступа и постоянного ухода его людей), ни увещания Шуйского сдаться и обещания дать ему важный чин не сломили верности Б. Димитрию и принятой им ранее решимости бороться за его дело до последней возможности.

Шуйскому он отвечал: "Я целовал крест своему государю Димитрию Ивановичу — положить за него живот. И не нарушу целования.

Верно буду служить государю моему и скоро вас проведаю". Получив такой ответ, Шуйский решил из войны оборонительной перейти в наступательную; ряд удачных приступов на острог Б. заставляет последнего бежать из-под Москвы.

Московские ратные люди преследуют его до дер. Заборья, где снова успел укрепиться верный Димитрию воевода; но пало и заборское укрепление; часть казаков с атаманом Беззубцевым во главе передалась Скопину-Шуйскому, начальнику московского войска.

Б. же бежал далее и засел, наконец, в Калуге; укрепил ее, собрал до 10000 беглецов и приготовился к обороне.

Высланные сюда Шуйским отряды (наибольший под начальством Мстиславского) обложили город со всех сторон, производили частые приступы, разбили подходившее на помощь Б— ву ополчение под начальством кн. Масальского, но мужество и энергия его оставались непоколебимы.

Он с успехом отбивал их приступы и сам делал удачные вылазки; ни потеря военных людей, ни недостаток в съестных припасах, особенно сильный к концу зимы, не заставили его склониться на сдачу, хотя ему и было обещано полное прощение; одно только его смущало: названный Димитрий еще не являлся, а вскоре и совсем скрылся.

Тогда среди терских и волжских казаков появился новый самозванец, принявший на себя имя царевича Петра, будто бы сына Федора Иоанновича, подмененного дочерью, вскоре умершею; он уже подступал к Путивлю, и им-то тогда кн. Шаховской решил воспользоваться для поддержания восстания.

Он отправил его в Тулу, а затем двинулся и сам. На выручку Б. он отправил отряд под начальством кн. Телятевского.

Последний разбил царских воевод, князей Татева и Черкасского, под Калугою, на Пчелве (2 мая). Тогда Б. сделал вылазку и навел такой страх на осаждавших, что они в смущении все разбежались, оставив неприятелю пушки, обоз и запасы.

После этого он выступил из Калуги и направился в Тулу, где уже были Шаховской и Петр. 30 июня подступил к Туле с большим войском (около 100 тыс. человек) и сам царь Василий Иванович Шуйский.

Началась осада Тулы, продолжавшаяся немного более 3-х месяцев.

Ни приступы осаждающих, ни истощение запасов и здесь не ослабили энергии и твердости Б. и его воинов.

И неизвестно, сколько еще времени продолжилась бы эта осада и чем бы она окончилась, особенно ввиду возникших несогласий между полководцами царского войска, если бы не явился к Шуйскому "большой хитроделец" Мешок Кравков, запрудою Упы затопивший Тулу. С наводнением в Туле увеличился и голод; многие мятежники толпами являлись к Шуйскому с повинной, но главные злодеи продолжали еще сопротивляться и соглашались сдаться только тогда, когда им будет даровано прощение. "А если нет, — говорили они, — будем держаться, хотя бы пришлось нам друг друга съесть". Царь обещал им милость, и 10 октября 1607 г. боярин Колычев занял Тулу. Б. явился перед Шуйским во всем вооружении, снял с себя саблю, положил перед царем, ударил ему челом до земли и произнес свое клятвенное обещание служить царю верно до гроба, если тот, согласно своему целованию, не прикажет его умертвить. 18 октября царь прибыл в Москву.

Сюда же перевезли и Б. и других начальников мятежа и после допроса засадили в тюрьму в Каргополе.

Здесь сначала Б. выкололи глаза, а затем и утопили.

В. Р. {Брокгауз} Болотников, Иван Исаевич — вождь восстания против царя Василия в 1606—07. По происхождению Б. был холопом кн. Телятевского, в молодости попал в плен к татарам, оттуда — на турецкие галеры.

Освободившись, был в Венеции и через Польшу возвратился на родину.

С письмом от рус. беглецов Б. приехал в Путивль в 1606 к князю Шаховскому, стороннику Димитрия, когда Шаховской поднял восстание против Шуйского.

Недоставало только энергичного вождя, каковым и явился Б. Программа его выражала интересы народных низов: холопам, крестьянам и казакам отдавались земля и богатства бояр и гостей, и к Б. начали стекаться толпы посадских низов и крестьян.

Под Кромами Б. разбил князя Трубецкого, посланного против него царем Василием.

После этого восстание широко разлилось от Смоленской земли до Астрахани.

Соединившись с Пашковым (см.) и рязанцами (мелкими служилыми людьми под начальством Ляпунова), Б. дошел до Коломны.

Царь Василий двинул против него князя Мстиславского с большим войском, но Б. разбил и его, подошел к самой Москве и стал лагерем в селе Коломенском.

Но здесь дворяне, во главе с Ляпуновым, сговорились с Шуйским и перешли на его сторону.

Северные купеческие города прислали Шуйскому подкрепления, и его войска, под предводительством Скопина, разбили Б. Во время боя к тому же изменил Болотникову Пашков с товарищами.

Серпухов не пустил Б., и он засел в Калуге, потом в Туле. Здесь он сдался царским войскам, был сослан в Каргополь и там утоплен.

Восстание Б. было первым проявлением крестьянского движения в начале 17 в. под лозунгом казацкого равенства и вольного пользования землей.

Лит.: Покровский, M. H., Русская история в самом сжатом очерке, ГИЗ, М.—П., 1923; Платонов, С. Ф., Очерки по истории смуты в Моск. государстве 16—17 вв., изд. 3, СПб, 1910. H. П.

Болотников Петр Григорьевич

Олимпийский чемпион 1960 г. в беге на 10000 м., заслуженный мастер спорта СССР; родился 8 марта 1930 г. в д. Зиновкино Краснослободского района Мордовской АССР; окончил ГЦОЛИФК в 1967 г.; чемпион Европы (1962), СССР (1957—1962), рекордсмен мира (1960—1963); являлся председателем Российского совета общества "Спартак"; награжден орденом Ленина; женат.

Болотникова Мария

— поэтесса начала XIX в., издавшая книжку посредственных стихов, посвященных кн. Ив. Долгорукову: "Деревенская Лира, или Часы уединения" (М., 1817). {Брокгауз} Болотникова, Мария писательница в нач. XIX в. {Половцов}

Болотниковы

— дворянская фамилия, по родословным книгам — вышедшая из Литвы в царствование вел. кн. Василия Иоанновича в начале XVI в., но в актах встречается еще в XV веке дьяк Леонтий Афанасьевич Болотников, который писал духовную Степана Лазарева в 1473 г. Савлук Болотников, с сыновьями Федором и Иваном, по родословной книге — первый литовский выходец, был жалован поместьями в Вяземском уезде. У Федора Савлуковича был сын Федор, по прозвищу Лобан, и внук Матвей Лобанович, рында Иоанна Грозного; в 1572 г. в походе Иоанна в Новгород он был в поддатнях при третьем саадаке царя. В том же походе в поддатнях у рогатины царя находился Утреш (Утеш) Никитич, а в поддатнях у рогатины царевича Ивана — Федор и Алексей Кауровичи.

Андрей, Борис и Никита, дети боярские Вяземского уезда, в 1565 г. подписались у поручной записи по боярине Ив. Петр. Яковле-Захарьине.

Юрий Болотников в 1598 г. присутствовал на соборе об избрании Бориса Годунова, а 17 мая 1625 г. был за царским столом.

Федор Минич в 1608—1610 гг. был воеводой в Юрьеве Польском.

Горчак в 1616 г. служил головой деревенских казаков в Новосилах.

Александр Сулешов, жилец, был межевым судьей в Путивле в 1637 г. Аким Сидоров, стольник, в 1694 г. дежурил у гроба Наталии Кирилловны.

Федор Сидоров был стольником Петра Великого; вероятно, он же в 1680 г. был отправлен при посольстве во французскую и английскую земли. Много Болотниковых в первой половине XVII в. упоминаются как жильцы.

В 1699 г. 22 Болотникова владели населенными имениями.

Акты Исторические. — Дополнения к Актам Историческим. — Акты Юридические. — Акты Арх. Экспедиции. — Акты Южной и Западной России, т. VI, XV. — Древняя Российская Вивлиофика, XIII, 427, 428. — Дворцовые разряды, I, 233, 336, 359, 689; IV, 860. — Разрядные книги. — Симбирский Сборник, 33. — Записки Жолкевского. — Сборник Хилкова. — Дело Шакловитого. — Родословная книга князя Долгорукого. {Половцов} Болотниковы — По родословным книгам предок их Савлук Болотников выехал из Литвы в Россию при великом князе Василии Ивановиче с сыновьями Федором и Иваном в начале XVI в. и жалован был поместьями в вяземском уезде. — Внук Федора Савлуковича, Матвей Лобанович, находился рындою при Иоанне Грозном в 1572 г. — Борис, Никита и Андрей Болотниковы, дети боярские Вяземского уезда, подписались в 1565 г. по боярине Иване Петровиче Яковле-Захарьине, Андрей в 50, Борис в 25, Никита в 20 рублях.

Утеш Никитич находился рындою при царе, а Федор и Алексей Кауровичи — рындами при царевиче Иоанне Иоанновиче в 1572 г. — Иван Болотников, дворцовый дьяк, участвовал в избрании царя Михаила Федоровича, потом был судьею в приказе Казанского дворца.

В XVII столетии Болотниковы служили в стряпчих, стольниках и дворянах московских. 22 представителя этого рода были владельцами населенных имений в 1699 г. Один из Болотниковых, Федор Сидорович, был стольником Петра I. — Алексей Ульянович (умер в 1828 г.) был действит. тайн. сов., гофмейстером и членом государственного совета.

Фамилия Б. разделилась на две ветви, и каждая имеет свой герб (Общий российский гербовник, часть VIII, № 18, и часть IX, № 14). {Брокгауз}

Болотнов Василий Федорович

Генеральный директор ОАО "Марбиофарм" (г. Йошкар-Ола, Республика Марий Эл); родился в 1924 г. в с. Погорелово Вешкаймского района Ульяновской области; участник Великой Отечественной войны; окончил Ульяновский автомеханический техникум в 1950 г., МВТУ им. Баумана в 1956 г.; работал на предприятии оборонной промышленности; 1959—1961 — инструктор Марийского обкома КПСС; 1961—1963 — главный инженер, заместитель министра местной промышленности Марийской АССР; 1963—1965 — заместитель главного технолога "закрытого" предприятия; 1965—1986 — директор Йошкар-Олинского витаминного завода; 1986—1992 генеральный директор объединения "Марбиофарм" Министерства медицинской промышленности СССР (с 1992 г. — АО "Марбиофарм"); избирался депутатом Йошкар-Олинского городского Совета; был делегатом 26 съезда КПСС; награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I и II степени, Трудового Красного Знамени, Дружбы Народов, "Знак Почета", восемью медалями; женат, имеет двоих дочерей; увлечение — садоводство.

Болотнова Нина Сергеевна

Заведующая кафедрой современного русского языка и стилистики Томского государственного педагогического университета.

Родилась 8 декабря 1952 т. в г. Салавате Башкирской АССР. В 1975 г. окончила Томский государственный университет, в 1983 г. — аспирантуру при ТГУ; в 1992 г. — докторантуру при Российском государственном педагогическом университете, г. Санкт-Петербург.

Доктор филологических наук, профессор.

С 1975 по 1993 г. — ассистент, старший преподаватель, доцент, декан факультета русского языка и литературы; с 1993 г. — профессор, заведующая кафедрой современного русского языка и стилистики Томского государственного педагогического института (ныне — Томский государственный педагогический университет).

Автор 103 научных публикаций, в том числе шести монографий и семи пособий, по стилистике художественной литературы, лингвистическому анализу художественного текста, лексикологии, теории текста и методике преподавания русского языка. Заслуженный работник высшей школы РФ.

Болотов Алексей Павлович

(род. в 1803 г., † в 1853 г.) — генерал-майор, профессор геодезии и топографии в Императорской военной (ныне Николаевской Генерального штаба) академии.

Окончив курс в Муравьевском училище колонновожатых, он затем близко ознакомился со своим предметом на государственных съемках и, таким образом имея полную теоретическую и практическую подготовку, занял профессорскую кафедру в 1832 г. Не оставляя ее в течение 20 лет, Б. постоянно старался об усовершенствовании и возможно более популярном изложении своего курса. Из сочинений его известны: "Руководство к геодезии" (1836), удостоенное академиею наук половинной демидовской премией; "Курс высшей и низшей геодезии" (2 изд. 1837 и 1845 гг.) и "Руководство к производству хозяйственной съемки, межевания и нивелирования" (1842 и 1856). Последнее сочинение заслужило почетный отзыв Академии наук. Кроме того, Б. перевел "Полный курс математики" Франкера (1838—39) и предложил для выражения крутостей местности шкалу (см. это сл.) по своей системе. {Брокгауз} Болотов, Алексей Павлович — генерального штаба генерал-майор, первый профессор Имп. воен. академии по кафедре геодезии и топографии, писатель.

Род. в 1803 г.; кончил курс в Моск. унив. пансионе.

В 1820 г. Б. поступил в моск. училище колонновожатых и по окончании его в 1821 г. произведен в прап. свиты Его Императорского Величества по квартирм. части, с назначением преподав. фортификации в своем училище.

В 1824 г. назначен преподав. математики.

По упразднении училища Б. был переведен в гл. шт. и в 1828 г. командирован в действующую армию в Европ. Турцию.

В 1832 г. Б. в чине штабс-капитана поступил адъюнкт.-проф. в Имп. воен. академию, в которой занимал кафедру геодезии и топографии свыше 20 лет, дав этому предмету прочное положение.

Известен целый ряд специальных трудов по геодезии и топографии, премированных Имп. академией наук. Именем Б. называется шкала, предложенная им для изображения на планах и картах рельефа местности штрихами.

Б. умер в 1853 г. (Н. П. Глиноецкий, Истор. очерк Николаевской академии генерального шт.). {Воен. энц.} Болотов, Алексей Павлович генерал-майор, професс. геодезии в воен. академии, писатель; р. 1803, † 1853 г. {Половцов} Болотов, Алексей Павлович (18 марта 1803 — 1853) — рус. геодезист.

Проф. геодезии и топографии Академии Генерального штаба (с 1832). Автор капитальных трудов, сыгравших большую роль в подготовке геодезистов и топографов и развитии методов геодезич. работ в России.

Б. разработал оригинальную шкалу для изображения рельефа на планах и картах штрихами.

Соч.: Геодезия или руководство к исследованию общего вида Земли, построению карт и производству тригонометрических и топографических съемок и нивелировок, т. 1—2, СПб, 1836—37; Курс высшей и низшей геодезии, т. 1—2, СПб, 1845—49.

Болотов Андрей Михайлович

(Людвиг Desmarets) — род. в 1801 г., ум. в чине надворного советника 8 января 1854 г. от аневризма.

Сын иностранца, принявшего русское подданство и православное вероисповедание, он поступил в 1813 г. в воспитанники 1-го возраста академии художеств и в том же году, согласно прошению его матери, Анны Демаре, ему было разрешено советом называться Андреем Михайловичем Болотовым.

В 1819 г. он получил за архитектурные композиции вторую серебряную медаль, а в 1820 г. — первую серебряную медаль.

По окончании курса академии Болотов был выпущен 7 февраля 1821 г. с чином 14-го класса и 27 февраля поступил на службу в с.-петербургский комитет для строений и гидравлических работ, где прослужил до 30 апреля 1822 г. 29 сентября того же года Болотов определен в с.-петербургский почтамт на штатную вакансию архитектора, но 12 июня 1823 г. уволен по прошению. 15 января 1824 г. он был определен в ведомство с.-петербургского военного генерал-губернатора для надзора за производством обывательских строений и тротуаров и, кроме сего, 13 марта 1824 г. определен в комиссию для постройки нового здания для с.-петербургского ордонанс-гауза. Когда в 1826 г. министр финансов обратился в академию художеств с просьбой прислать кого-либо из воспитанников академии по архитектурному классу, то совет рекомендовал министру Болотова как художника искусного в черчении и отличного поведения, и 23 июня 1827 г. Болотов определен в правление Государственного заемного банка, по части архитекторской. 1 апреля 1828 г. он помещен там же на вакансию архитекторского помощника. 6 июля 1828 г. он вторично определен архитектором в с.-петербургский почтамт, но 22 октября 1830 г., по случаю преобразования почтовой части, остался за штатом.

В 1831 г., по прошению о назначении ему программы на звание академика 1-й степени по части архитектуры и строительного искусства, он получил от совета академии программу: "...сделать полный проект арсенала со всеми к оному принадлежностями". 4 марта 1835 г. по предложению министра финансов Болотов определен на вакансию младшего архитектора заемного банка, в 1836 г. утвержден в звании свободного (неклассного) художника, 31-декабря 1838 г. по предписанию министра финансов отправлен в Архангельск для освидетельствования таможенного замка и предполагаемого к укреплению берега Северной Двины, а 15 декабря 1839 г. уволен, согласно прошению, из ведомства заемного банка. По предписанию с.-петербургского военного генерал-губернатора от 15 января 1842 г. Болотов поставлен в прямую зависимость от комитета для строений и гидравлических работ в С.-Петербурге, а по упразднении этого комитета определен 1 января 1844 г. архитектором 1-го округа путей сообщения. 17 января 1851 г. он назначен производителем работ по перестройке Елизаветинского училища, с оставлением при прежней должности.

В том же году он возведен в звание академика "по известным познаниям и искусству по части архитектуры", а в 1853 г. избран в члены комитета для вспомоществования вдовам и сиротам художников.

Петров, "Сборник материалов для истории Имп. Акад. Худ.". — Архив Имп. Акад. Худ. (Дела правления: 1813 г., № 22; 1831 г., № 212; 1853 г., № 118; дела гг. президентов и вице-президентов: 1826, № 20. — Архив Мин. Путей Сообщения (Дела штаба корпуса путей сообщения: 1854 г., №№ 22, 140 и 247). А. Мальмгрен. {Половцов}

Болотов Василий Васильевич

(1854—1900) — знаменитый церковный историк, профессор СПб. духовной академии.

Сын дьячка тверской епархии, В. получил образование в Тверской дух. семинарии и в СПб. дух. академии, в которой преподавал общую церковную историю.

В 1879 г. Б. защитил магистерскую диссертацию; "Учение Оригена о Св. Троице" (СПб., 1879). Прекрасно владея древними языками — еврейским, греческим и латинским, и обладая таким же знанием новых языков — немецкого, французского, английского, итальянского, Б. ввел в круг своего изучения целую группу восточных языков — арабского, армянского, коптского и др., поставив это изучение, равно как и изучение новых языков, на общую филологическую почву и таким образом придав ему чисто научный характер.

В дальнейших работах Б. отводится все более и более места филологическим изысканиям, дающим неожиданно богатые результаты для разъяснения и решения специальных исторических и церковных вопросов.

Работы Б. по истории древнехристианских коптской, эфиопской и сирийской церквей, всегда заключавшие в себе много нового и до тех пор неизвестного в науке, возбуждали живой и глубокий интерес среди специалистов всех стран. Имя Б. стало известно во всех центрах европейской церковно-исторической науки, хотя он, можно сказать, принимал меры против роста своей ученой славы (ни один из его коптских, эфиопских и сирийских этюдов не выходил даже в свет особым изданием, помимо напечатания в "Христ. Чтении"). За совокупность своих сочинений Б. получил степень доктора церковной истории, в области которой он являлся у нас едва ли не первым инициатором чисто ученой ее разработки и создал целую школу, имеющую даровитых тружеников.

Деятельность Б. не ограничивалась одним кабинетным специальноученым трудом.

К его эрудиции прибегали и его талантом пользовались, особенно в последнее десятилетие XIX в., и наша высшая церковная власть, и отчасти высшее светское правительство.

Указом св. синода от 15 дек. 1892 г. Б. назначен был делопроизводителем в комиссию для предварительного выяснения условий и требований, какие могли бы быть положены в основу переговоров о соединении старокатоликов с православною русскою церковью.

Комиссия, состоявшая из лиц, близко знавших старокатолическое движение в жизни и в истории, получила в лице Б. такого делопроизводителя, который и все необходимые для нее исторические справки мог дать в полном изобилии, и в формулировке условий и требований соединения послужить делу всею силою и гибкостью своей речи. Затем он призван был высшею церковною властью принять самое близкое участие в совершившемся 25 марта 1898 г. присоединении к православной церкви сиро-халдейских несториан.

Нужно было выяснить, на каких условиях и каким церковным чином должно совершиться каноническое воссоединение их с православною церковью, а также перевести на язык присоединяемых необходимые вероисповедные формулы.

Перевод Б. исполнил так, что ему удивлялись сами сиро-халдейцы.

Знанием Б. восточных языков воспользовалось и министерство иностранных дел, тщетно дотоле искавшее в России ученого, который мог бы перевести нужные ему абиссинские грамоты.

Б., кроме коптского и эфиопского языков, знал и амхарский (новоабиссинский) язык. В последний год своей жизни Б. назначен был делегатом от духовного ведомства в образованную при астрономическом обществе комиссию по вопросу о согласовании старого стиля нашего календаря с новым, принятым Западною Европою.

Будучи специалистом по вопросам хронологии вообще, Б. изучил интересовавший комиссию вопрос во всех его деталях, не только с церковно-канонической и научно-исторической, но и со всех других сторон.

Литературные труды Б., за исключением первоначальных его журнальных работ, носят на себе строго ученый характер и по форме изложения доступны очень ограниченному кружку специалистов.

Б. любил говорить, что он пишет "для несуществующих читателей". Для специалистов каждая его статья и даже заметка была истинным сокровищем.

Полное собрание его сочинений было бы драгоценным вкладом не только в нашу русскую, но и всемирную церковно-историческую литературу.

Кроме магистерской диссертации Б. написал: "Троякое понимание учения Оригена о Святой Троице" ("Христ. Чтение", 1880); "Немецкая богословская литература" (ib., 1881); "К истории внешнего состояния константинопольской церкви под игом турецким" (ib., 1882); "Иностранная богословская литература" (ib., 1882—83); "Из церковной истории Египта" (ib., 1884—86; 1892—93); "Несколько страниц из церковной истории Эфиопии" (ib., 1888); "Либерий, епископ римский, и сирмийские соборы" (ib., 1891); "Михайлов день. Почему собор св. архистратига Михаила совершается 8-го ноября"? (ib., 1892); "Следы древних месяцесловов поместных церквей" (ib., 1893); "Валтасар и Дарий Мидянин" (ib., 1896); "Из истории церкви сиро-персидской" (СПб., 1901). См. "Венок на могилу в Бозе почившего профессора В. В. Болотова" (СПб., 1900; здесь и некролог); некрологи в "Вестнике Европы" (1900, июль, В. С. Соловьева), "Журнале Министерства Народн.

Просв." (1900, октябрь, Б. Тураева), "Византийском Временнике" (Б. М. Мелиоранского).

Биографический очерк издан М. Рубцовым: "В. В. Болотов" (Тверь, 1900). См. еще А. Бриллиантов, "К характеристике ученой деятельности проф. В. В. Болотова" (СПб., 1901). {Брокгауз}

Болотов Виктор Александрович

Первый заместитель министра образования РФ с октября 2001 г.; родился 5 июня 1952 г. в г. Улан-Удэ; окончил математический факультет Красноярского государственного университета в 1975 г., аспирантуру этого университета в 1979 г., кандадат физико-математических наук, доцент; трудовую деятельность начал в 1970 г. электроосветителем в Красноярской краевой библиотеке; 1975—1976 — старший лаборант Института физики земли Сибирского отделения АН СССР, ассистент Красноярского государственного университета, стажер-исследователь Новосибирского государственного университета; с 1976 г. — аспирант, 1979—1981 — секретарь комтета ВЛКСМ, 1981—1985 — старший преподаватель, 1985—1987 — доцент, 1987—1990 — декан факультета психологии Красноярского государственного университета; 1990—1992 — начальник главного управления, 1992—1993 — заместитель министра, 1993—1996 — первый заместитель министра, 1996—2001 — заместитель министра образования РФ; получил известность как специалист по работе с одаренными детьми; женат, имеет дочь; увлекается скалолазанием.

Болотов Василий Гаврилович

(28.02.1908—16.10.1976) — летчик-штурмовик, Герой Советского Союза (1942), подполковник.

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. Воевал в составе 61 шап, был пом. командира эскадрильи.

К августу 1941 г. совершил 18 боевых вылетов, нанеся противнику большой урон. 21 августа 1941 г. во время штурмовки танков противника в его Ил-2 попал зенитный снаряд.

Несмотря на многочисленные ранения (в госпитале извлечено 100 осколков), продолжил выполнение боевой задачи, после чего привел эскадрилью на свой аэродром и сам совершил посадку.

После войны до 1954 г. служил в ВВС.

Болотов Андрей Тимофеевич

Болотов Андрей Тимофеевич — род. 7 октября 1738 г. в своем родовом сельце Дворянинове, Алексинского уезда Тульской губернии, ум. 3 октября 1833 г. там же. До 12-ти лет он жил при отце, который служил полковником в архангелогородском полку. В этот полк десятилетний Болотов был зачислен каптенармусом.

Несмотря на службу и частые переходы полка из одного места в другое в прибалтийских губерниях, отец сам преподавал сыну языки немецкий и французский, арифметику и географию.

На тринадцатом году он был отдан к одному курляндскому дворянину, у которого был немец-учитель для детей, а вскоре за тем Болотова отвезли в Петербург в пансион одного француза; здесь, однако, он проучился всего несколько месяцев.

На четырнадцатом году Болотов потерял отца, умершего в Выборге, где квартировал в то время архангелогородский полк. По смерти отца Болотов, будучи уже сержантом, по малолетству был уволен в отпуск в деревню, где прожил до 16-ти лет и потерял мать, умершую в 1753 г. В деревне юноша много читал, изучая таким образом географию, историю, геометрию, фортификацию и упражняясь с особенной любовью в рисовании.

По окончании отпуска Болотов отправляется в полк, квартировавший тогда в Эстляндии, и вступает в действительную службу.

Девятнадцатилетним офицером, в чине подпоручика, Болотов в 1756 г., когда началась Семилетняя война, отправляется с полком в поход и участвует в сражении при Эгерсдорфе.

В свободное время Болотов и в походе не оставлял чтения и переводов.

В 1757 г., когда русские войска заняли всю Пруссию, Болотов был отправлен для караульной службы в Кенигсберг.

Вскоре Болотов был назначен здесь, как хорошо знающий немецкий язык, письмоводителем кенигсбергской каморы, а по прибытии генерала Корфа, на которого было возложено управление всем королевством, Болотова прикомандировали к нему в качестве переводчика официальных бумаг, поступающих в канцелярию, на немецком языке. Эту должность Болотов занимал и при преемнике Корфа, генерал-губернаторе В. П. Суворове; по временам Болотов нес обязанности адъютанта при Корфе и Суворове.

За время службы в Пруссии Болотов получил чин поручика.

В свободное от службы время Болотов продолжал свои частные занятия, познакомился со многими из профессоров кенигсбергского университета, брал у них книги и слушал лекции, особенно знаменитого в то время профессора философии Крузиуса.

Страсть к занятиям доходила у Болотова до того, что он и в канцелярии всегда имел при себе книги и краски для рисования.

По кончине Императрицы Елисаветы Петровны и по вступлении на престол Петра III Болотов покидает Кенигсберг и поступает адъютантом к Корфу, назначенному с.-петербургским генерал-полицмейстером.

В этой должности Болотов находился почти до самого вступления на престол Екатерины II. Когда незадолго перед тем, по повелению Петра III, у всех некомандующих генералов были отобраны штаты и Болотову приходилось, оставаясь на службе, отправиться в свой полк в Силезию, тогда, предпочитая ученые занятия военной службе, Болотов выходит в отставку в чине капитана и поселяется в своем родовом имении.

В тиши деревенской жизни он весь отдается сельскому хозяйству и наукам.

По различным руководствам иностранных авторов Болотов изучает теоретически все отрасли сельского хозяйства, начинает записывать и свои практические наблюдения, интересуясь вместе с тем различными этическими и педагогическими вопросами.

Первым опытом в этом направлении была его "Детская философия, или Нравоучительные разговоры между одной госпожою и ее детьми, сочиненные для споспешествования истинной пользе молодых людей", изданная в Москве в 2-х частях, в 1776—1779 гг. Впоследствии, сделавшись отцом семейства, Болотов написал продолжение этой книги, в 8 частях, оставшихся в рукописи.

Далее были написаны: "Путеводитель к истинному человеческому счастью", в 3-х частях, изданный в 1784 г., и "Чувствования христианина при начале и конце каждого дня, относящиеся к самому себе и к Богу", изданная в 1781 г. В продолжение своего первого 12-летнего пребывания в деревне Болотов завязывает деятельные сношения с только что основанным Вольным экономическим обществом.

Последнее приглашало сельских хозяев отвечать на разные сельскохозяйственные вопросы, и Болотов тотчас воспользовался этим. Он написал на заданные вопросы ответы, которые с одобрением были приняты и помещены в "Трудах" общества.

Болотова избирают членом и продолжают печатать присылаемые им статьи, которых впоследствии набралось столько, что могла бы составиться целая сельскохозяйственная энциклопедия.

Из всех отраслей сельского хозяйства Болотов особенно любил садоводство, занимаясь в своем имении разведением садов. Накупив по естествознанию и сельскому хозяйству много книг еще в Пруссии, он год от году увеличивал свой книжный запас, так что с течением времени у него составилась замечательная библиотека.

Когда понадобился опытный сельский хозяин для управления Киясовской волостью, купленной Императрицей Екатериной II, то князь С. В. Гагарин по рекомендации Вольного экономического общества предложил Болотову сначала описать эту волость, а затем принять на себя и управление ею. Таким образом, Болотов более 23-х лет управлял собственными Ее Величества волостями, сначала Киясовской, а потом Богородицкой — Тульской губ., и Бобриковской.

За труды по управлению Болотов был удостоен Высочайшего благоволения и награжден чином коллежского асессора.

В этот период времени Болотов приступил к изданию своих сочинений, как оригинальных, так и переводных.

Кроме вышеупомянутых, особенное внимание обратили на себя два сельскохозяйственных журнала.

Так как Вольное экономическое общество не могло в скором времени поместить в своих "Трудах" всех сочинений Болотова, то он и задумал сельскохозяйственный еженедельный журнал.

Этот журнал носил название "Сельского Жителя" и издавался в 1778 и 1779 гг. В 1780 г. Н. И. Новиков, издававший тогда "Московские Ведомости", предложил Болотову для каждого нумера газеты составлять по одному печатному листу под названием "Экономического Магазина". Болотов с удовольствием принял это предложение и сотрудничал в "Московских Ведомостях" в течение 10 лет, с 1780 по 1790 г. Единственным постоянным помощником Болотова в данном случае был его малолетний сын, который занимался переписыванием набело переводных с немецкого статей, составлением указателя, а иногда и самыми переводами.

Из десятилетнего издания "Экономического Магазина" составилась целая энциклопедия в 40 больших томов. В пространном заглавии этого сочинения между прочим говорилось, что оно есть "собрание всяких экономических известий, опытов, открытий, примечаний, наставлений, записок и советов, относящихся до земледелия, скотоводства, до садов и огородов, до лугов, лесов, прудов, разных продуктов, до деревенских строений, домашних лекарств, врачебных трав и до других всяких нужных и неизбежных городским и деревенским жителям вещей". По кончине Императрицы Екатерины II собственные Ее Величества волости были пожалованы графу Бобринскому.

Болотов, отказавшись от управления ими, возвратился в свою деревню и снова принялся за литературные и сельскохозяйственные труды. Вообще в сельском хозяйстве Болтов имел громадные сведения: он едва ли не самый замечательный русский агроном и помолог XVIII столетия.

Но слава его в потомстве зиждется не на этом, а на том многотомном и многолетнем труде, который Болотов с поразительным постоянством писал около тридцати лет, с 1789 по 1816 г. Этот труд — его "Записки", носящие заглавие: "Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков". Они ярко изображают внутренний быт русского общества за все XVIII столетие, начиная с 1738 г., и касаются самых разнообразных его сторон.

Эти "Записки" — главнейший из материалов для истории современного русского быта; они дают любопытнейшие подробности о домашнем и общественном воспитании тогдашних русских дворян, сведения об их провинциальной и столичной, домашней и общественной жизни, об их военной и гражданской службе.

Кроме того, "Записки" дают понятие о состоянии сельского хозяйства, русской литературы, науки и книжной торговли прошлого века и довольно подробно говорят об участии России в войне с Фридрихом II и о войнах Екатерины II с турками, поляками и шведами.

Далее, в "Записках" рассеяны драгоценные черты для биографий государственных и общественных русских деятелей с 1740 по 1793 г. и, наконец, последовательно рассказывается о правительственных распоряжениях восьми царствований, с Петра І до Екатерины II, причем сообщается немало характерных подробностей о русском дворе времени Елисаветы Петровны, Петра III и Екатерины II. Таким образом, помимо важного автобиографического значения, "Записки" представляют драгоценнейшее достояние русской исторической литературы.

Этот замечательный памятник XVIII столетия долгое время находился в рукописи, в семейном архиве потомков Болотова.

В 1839 г. появляются первые небольшие отрывки из "Записок" в "Сыне Отечества", кн. 8 и 9, но переделанные и исправленные против подлинника.

Затем в "Отечественных Записках" 1850 и 1854 гг., в томах 69—78, появляются сначала первые четыре части "Записок" Болотова (все они состоят из 29 частей), а после того пятая и шестая части, но так же, как и раньше, в исправленном виде, с опущением многих характерных рассуждений.

В 1858 и 1860 гг. в "Библиотеке для чтения" тоже печатались некоторые отрывки из 7, 8 и 9 частей "Записок"; хотя при этом нет переделок, но есть пропуски против подлинной рукописи десятками страниц, как, например, в описании интересных событий 1760—1762 гг. Наконец, в 1870 г., в первый год издания "Русской Старины", в приложении к ней, а затем и отдельным изданием "Записки" Болотова появились впервые целиком и дословно, без всяких изменений против рукописи.

В отдельном издании "Записки" разбились на четыре компактных тома; из них первый обнимает I—VII части, с 1738 по 1760 г., второй — части VIII—XIV, с 1760 по 1771 г., третий — части XV—XXI, с 1771 по 1784 г., и четвертый — части XXII—XXIX, с 1785 по 1795 г. Занимаясь своим капитальным трудом, Болотов почти безвыездно проживал в своем Дворянинове.

Только в 1803 г. он пробыл по делам в Петербурге 11 месяцев.

Здесь Болотов познакомился с членами Вольного экономического общества и участвовал в еженедельных собраниях его. За услуги, оказанные сельскому хозяйству, Общество присудило Болотову золотую медаль и о трудах его довело до сведения Государя.

Император пожаловал Болотову бриллиантовый перстень.

После этого кратковременного пребывания в Петербурге Болотов опять уехал в свое имение, где прожил до самой смерти.

Не одно Вольное экономическое общество ценило труды Болотова: еще раньше, в 1797 г., Болотов был избран почетным членом Королевско-саксонского лейпцигского экономического общества, а в 1820 г. почетным членом Императорского московского общества сельского хозяйства — за постоянное участие в его трудах.

В специальном органе этого общества — "Земледельческом Журнале" — Болотов поместил целый ряд статей по садоводству.

Кроме многочисленных работ по сельскому хозяйству и "Записок", Болотов оставил несколько исследований по естествознанию (одно, а именно: "Об электрицизме и о лечении оным разных болезней" — было издано в 1803 г. Вольным экономическим обществом), несколько драматических пьес (драма в 3-х действиях "Несчастные сироты", писанная для воспитанников богородицкого пансиона, издана в 1784 г.), несколько переводов, как "Проповедь Иерузалема", "Генриетта, или Гусарское похищение", "Жизнь и приключения Эдуарда Претендента" и другие.

Кроме того, большое количество сочинений Болотова остаются неизданными; некоторые из них довольно объемисты.

Таковы, например, в 15 частях "Современные известия о первой французской войне" (1805—1810 гг.), "Описание последней французской войны", в 30 частях, с 1811 по 1815 г., "Собрание мелких сочинений в стихах и прозе", в 7 частях (1794—1821 гг.), "Мысли о романах", в 2 частях, 1791 г., "Собрание анекдотов о князе Потемкине", "Краткая история Польши" и другие.

Словари: Митрополита Евгения, Снегирева, Геннади и Венгерова (весьма обстоятельная статья, с указанием не только печатных, но и рукописных трудов Болотова). — "Земледельческий Журнал", 1838 г., книга V, биографическая статья С. Маслова, извлеченная из "Записок" Болотова, которые являются важнейшим источником для его биографии. — "Москвитянин", 1843 г., № 5. — "Журнал Садоводства", 1861 г., № 10, стр. 207—213. — "Всемирная Иллюстрация", 1870 г, № 101. — "Экономический магазин", библиографическое описание, составленное А. Неустроевым, 1874 г. — Предисловие к "Запискам" Болотова, в издании и под редакцией М. И. Семевского. {Половцов} Болотов, Андрей Тимофеевич — писатель второй половины прошлого столетия; род. в Тульской губернии, в родовом сельце Дворенинове (Алексинского уезда), в 1738 г. Первые годы своей жизни провел с родителями в Лифляндии и Финляндии, где служил его отец. 10-ти лет был зачислен каптенармусом в армейский полк, находившийся под командой отца его. На 12-м году Б. лишился последнего, а через два года умерла и мать. Пробыв некоторое время на родине, Б. вступил 17-ти лет, в 1766 г., на действительную службу сержантом в Архангелогородский полк и в 1757 г. отправлен офицером в прусский поход, где принимал участие во всех важных битвах.

В 1758—61 гг. он служил в канцелярии русского военного губернатора Восточной Пруссии, а в начале 1762 г. из полка переведен адъютантом к СПб. генерал-полициймейстеру барону Корфу, но скоро вышел в отставку и еще до воцарения Екатерины II уехал в свою деревню.

Здесь он женился и провел всю остальную часть жизни, деятельно занимаясь сельским хозяйством в своем имении и управляя также имениями графа Бобринского.

Умер 96-ти лет, 7-го октября 1834 года. К концу жизни он совершенно ослеп. Жена пережила мужа на один год и скончалась 85 лет, проведя в замужестве 70 лет. Ко времени пребывания его в деревне относятся следующие литературные труды: "Детская философия, или нравоучительные разговоры между одною госпожою и ее детьми"(2 ч. М., 1776—79); "Чувствования христианина при начале и конце каждого дня в неделе" (М., 1781); "Нещастные сироты" (др. в 3 д. М., 1781); "Генриетта или гусарское похищение" (с нем., 3 ч. М., 1782); И. М. Гецена "Рассуждение о начале и конце нынешнего и о состоянии будущего мира" (с немец., М., 1783); "Путеводитель к истинному человеческому счастию" (3 ч. М., 1784); "Жизнь и странные приключения умершего в 1788 г." Карла Эдуарда (пер. с нем. М., 1794). Плодом его ученых занятий остались: "Краткие и на опытности основанные замечания о електризме и о способности електрических махин к помоганию от разных болезней". (СПб., 1803). Но главным его занятием, как уже сказано, было сельское хозяйство, и, принимая во внимание его труды на этом поприще, его следует считать лучшим русским агрономом XVIII ст. Б. издавал чрезвычайно солидные для своего времени сельскохозяйственные журналы: "Сельской житель" в 1778—79 и "Экономический магазин" в 1780—89; оба выходили в Москве.

Кроме того, после него осталась большая рукопись, 7 т. в осьмушку, писанная замечательно красиво, как и все его рукописи, под заглавием: "Изображения и описания разных пород яблоков и груш, родящихся в Дворенинских, а отчасти и в других садах; рисованы Андреем Болотовым 1797—1800". Это замечательный труд по русской помологии, значение которого настолько велико, что он был напечатан в извлечении даже в 1861 г. в "Журнале садоводства". Наконец, Б. оставил "Записки", на которых собственно и зиждется его известность.

Они изданы редакцией "Русской старины" в 1871—73 гг. под заглавием "Жизнь и приключения Андрея Болотова". Кроме того, он составил: "Памятник протекших времен, или Краткие исторические записки о бывших происшествиях и носившихся в народе слухах" (М., 1875). Свои "Записки" Болотов составил в 1789—1816 гг., в 29 частях; они занимают исключительное место в русской мемуарной литературе как по своему интересу, так и вследствие правдивости и объективности их изложения.

Автор подчас наивно, но беспристрастно излагает историю своих предков, свою собственную жизнь и жизнь окружавшего его общества, злоупотребления и неурядицы современного социального строя и пр. "Записки" дают богатый материал для изучения быта провинциального дворянства XVIII века и дают возможность определить степени культурности русского общества в ту эпоху. С этою целью ими воспользовалась Е. Щепкина в своем труде: "Старинные помещики на службе и дома, 1578—1762" (СПб., 1890 года). М. М. {Брокгауз} Болотов, Андрей Тимофеевич — участник Семилетней войны, автор "Записок о жизни и приключениях Андрея Болотова, написанных им самим для своих потомков", род. в 1738 г. Его отец был командиром Архангелогородского п. и, когда сыну исполнилось 12 лет, зачислил его в свой полк каптенармусом.

Два года мальчик кочевал с полком, очень часто менявшим стоянки, и по смерти отца (1752 г.), взял отпуск и уехал в деревню.

Здесь он 2 г. занимается самообразованием; в 1754 г. возвращается в полк. В 1756 г. Б. выступает в поход в Пруссию, участвует в сражении при Гросс-Эгерсдорфе и затем назначается переводчиком, сперва при генерале Корфе, потом при генерале В. И. Суворове, управлявшем прусск. областями, занятыми нашими войсками.

В 1761 г. Б. вышел в отставку капитаном, поселился в деревне (Тульск. губ.), где и написал свои "Записки", напечат. в 1839 г. в "Сыне Отечества". "Записки" эти являются главнейшим материалом для изучения истории русского быта второй половины XVIII и первой XIX ст-тий. Они дают любопытные подробности не только о быте русск. дворян и крестьян, но также о воен. службе, воен. событиях и деятелях Елизавет. и Екатерин. времени. "Записки" были полностью напечатаны в "Русск. Стар." в 1870—73 гг. Б. скончался 7 окт. 1834 г. {Воен. энц.} Болотов, Андрей Тимофеевич колл. асесс.; агроном, член Вольн. Эконом.

Общ., автор "Записок"; р. 1738, † 3 окт. 1833 г. {Половцов} Болотов, Андрей Тимофеевич (1738—1833) — агроном и писатель, автор замечательных автобиографических записок.

Родом из небогатых дворян, Б. служил в армии, участвовал в Семилетней войне, но при первой возможности вышел в отставку и отдался сел. х-ву и литературе, живя в своем имении (Дворяниново Тульской губ.). Как хозяин и автор многочисленных работ по вопросам сел. х-ва (печатались в "Трудах Вольного Экономического Об-ва", в издававшемся самим Б. журнале "Сельский Житель" и др.), Б. явился одним из первых и характернейших выразителей того увлечения вопросами рационализации хозяйства и, в частности, интенсификации земледелия, которое охватило помещичьи круги в конце 18 — начале 19 вв., в связи с началом крупной роли рус. с.-х. продуктов на европейском рынке. Записки Б., веденные им в течение 27 лет (1789—1816), представляют собой ценнейший памятник социальной, экономической и бытовой истории крепостной России.

Будучи замечательным для своего времени явлением по широте и разнообразию культурных интересов, Б. стоит, однако, как дворянин-душевладелец, вполне на уровне современного ему крепостнического дворянства, и описание ухищренных истязаний, которым он подвергал своих людей, ведется им в том же благодушно-пиетистическом тоне, в каком написаны и все его записки.

См. "Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им самим", изд. "Русской Старины", 4 т., СПб, 1871—73. Болотов, Андрей Тимофеевич (7 окт. 1738 — 4 окт. 1833) — рус. ученый, писатель и мемуарист, один из основоположников рус. агрономич. науки. Участвовал в действиях рус. армии в Вост. Пруссии во время Семилетней войны (1756—62). В 1762 вышел в отставку и уехал в свое имение "Дворяниново" Тульской губ. Был также управляющим имениями дворцового ведомства в Моск. и Тульской губ. (1779—97). Получив домашнее образование, Б. непрерывно занимался самообразованием в области философии, истории и естествознания.

Живя в деревне, ставил опыты по изучению улучшенных приемов обработки почвы, уходу за с.-х. культурами, применению удобрений, внедрению новых культур и разведению плодовых деревьев.

Б. дал систематич. изложение некоторых вопросов агрономии; разработал вопросы замены зернового трехполья выгонной системой земледелия с введением травосеяния.

Его труд "О разделении полей" (1771) был первым руководством по введению севооборотов и организации с.-х. территории.

При описании приемов ухода за лугами и способов их коренного улучшения указывал на взаимодействие почв и растительности, обусловливающее изменение травостоя лугов и их хозяйственной ценности, указывал на неправильность распространенного мнения, что на черноземах удобрение является излишним.

Дал классификацию сорных растений, разработал методы борьбы с ними; разработал приемы лесоразведения как посевом семян, так и посадкой саженцев, выращиваемых в питомниках.

Особый интерес проявлял Б. к садоводству.

Составил первую рус. помологию "Изображения и описания разных пород яблок и груш, родящихся в Дворяниновских, а отчасти и в других садах" (впервые изд. под заглавием "Материалы для русской помологии", 1861—63, полностью изд. 1900). Большое значение придавал внедрению новых с.-х. культур и, в частности, картофеля.

Б. принадлежат ботанич. описания сорных, лекарственных и культурных растений.

Он изучил и описал различные формы цветков, приспособления растений к опылению, роль насекомых в опылении, факторы, благоприятствующие или мешающие опылению, многие плоды, семена, приспособления семян к распространению и пр. В работе "Опыт над яблочными семенами" (1778) указывал на распространенность естественной гибридизации и рекомендовал использовать формы, возникающие путем свободных межсортовых переопылений, как исходный материал для создания отбором и воспитанием новых сортов плодовых.

Т. о. Б. впервые, хотя и в самой общей форме, высказал идею гибридизационно-селекционного метода, получившую в дальнейшем научное обоснование.

Б. обнаружил явление дихогамии — разновременного созревания тычинок и пестиков обоеполых цветков — и правильно оценил это явление как важнейшую предпосылку для перекрестного опыления; отметил также преимущества перекрестного опыления.

Его работы по агрономии и ботанике печатались гл. обр. в "Трудах Вольного Экономического общества". Б. был автором-издателем одного из первых в России с.-х. журналов "Сельский житель" (1778—79), а затем "Экономического магазина" (1780—89), к-рый выходил приложением к газете "Московские ведомости", издаваемой Н. И. Новиковым.

Б. занимался также вопросами техники; им предложены различные конструкции с.-х. орудий, гидротехнич. устройств, установка для выработки крахмала (из картофеля).

В историю рус. литературы Б. вошел как автор записок "Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков" (4 тт., 1870—73). Эти записки, законченные в 1816, охватывают период с 1738 по 1793 и содержат ценнейший материал для характеристики рус. быта и рус. общественной жизни. В "Записках" ярко проявляется консервативность общественных взглядов Б., к-рый считал незыблемым принцип крепостного права и в идиллич. тонах изображал взаимоотношения помещиков и крестьян.

Интересы дворян-помещиков он отождествлял с интересами страны и рус. народа.

Соч.: О истреблении костеря из пшеницы, "Труды Вольного экономического общества", 1773, ч. 23; Некоторые замечания об орешнике и о том, чем плодородию орехов поспешествовать можно, там же, 1804, ч. 56; Описание свойств и доброты земель Каширского уезда, там же, 1766, ч. 2; О рублении, поправлении и заведении лесов, там же, 1766, ч. 4, 1767, ч. 5; Примечания о хлебопашестве вообще, там же, 1768, ч. 9; Примечания и опыты, касающиеся до посева семян хлебных, там же, 1768, ч. 9; Наказ для деревенского управителя, там же, 1770, ч. 16; О удобрении земель, там же, 1770, ч. 15; О разведении садов, "Сельский житель", 1778, ч. 1; Об улучшении лугов, там же; О размножении яблоней отрывками, там же; О посеве яблочных семян, там же; Примечания о посеве ржи и несоответствии урожая посеянным семенам, там же, 1779, ч. 2; Изображения и описания разных пород яблоков и груш, "Журнал садоводства", 1761 — 63 (переизд. в 1900); О семенах, "Экономический магазин", 1780, ч. 3, № 73; Руководство к познанию лекарственных трав, там же, 1781, ч. 7, № 53; Об овсе вообще и разных сортах оного, там же, 1780, ч. 2, №47; О лугах и сенокосах, там же, 1784, ч. 17, № 14; Опыт над яблочными семенами, "Земледельческий журнал", 1823, № 9; Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков" (1738—1793), т. 1—3, М.—Л., 1931; Избранные сочинения по агрономии, плодоводству, лесоводству, ботанике, М., 1952. Лит.: Бердышев А. П., Андрей Тимофеевич Болотов — первый русский ученый агроном, М., 1949 (имеется библиогр. работ Болотова и лит. о нем); Поляков И. М., 150 лет закона Найта —Дарвина и приоритет русской науки, "Успехи современной биологии", 1950, вып. 2; Егоров В. И., Из истории русского садоводства.

Андрей Болотов, "Сад и огород", 1949, № 5 и 8; Соколов Н. С., Страницы из истории русской агрономии.

А. Т. Болотов о борьбе с сорняками, "Советская агрономия", 1946, № 5—6; Липшиц С. Ю., Русские ботаники.

Биографо-библиографический словарь, т. 1, М., 1947. Болотов, Андрей Тимофеевич [07(18).10.1738—04(16).10.1833] — историк, экономист, агроном, философ.

Род. в дер. Дворяниново Тульской губ. Из дворянской семьи. С 17 лет — на военной службе; участвовал в Семилетней войне. Длительное время находился за границей.

Принимал участие в изд. деятельности Н.И.Новикова, но предложение последнего вступить в масонскую ложу отверг.

Уволившись в 1762 из армии, жил в своем имении, затем управлял Кия-совской волостью в Моск. губ., а с 1776 по 1796 — Бо-городицкой.

В 1796 переехал опять в собственное имение, много писал и переводил.

Издавал ж. "Экономический магазин, или Собрание всяких экономических известий, опытов, открытий, примечаний, наставлений, записок и советов". В нем опубликовал свыше 400 статей, заметок, переводов.

Кроме того, Б. более 40 лет был постоянным автором "Трудов Вольного экономического общества". В своих статьях пытался объяснять явления природы, исходя из законов "самой натуры". Критиковал преформизм.

Обосновывал религ. начала в этике, прежде всего идею долга перед Богом. Наряду с идеей любви считал долг важнейшим моральным принципом.

Соч.: Детская философия, или Нравоучительные разговоры между одною госпожою и ея детьми, сочинение для споспешествования истинной пользе молодых людей. В 2 ч. М., 1776—1779; Путеводитель к истинному человеческому счастью, или Опыт нравоучительных и отчасти философических рассуждений о благополучии человеческой жизни и средствах к приобретению оного. В 3 ч. М., 1784; Из неизданного литературного наследия // Литературное наследие. 1933. № 9—10; Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им самим для своих потомков.

М., 1986.

arsenev-konstantin-konstantinovich.jpg
dityatin-ivan-ivanovich.jpg
zabelin-ivan-egorovich.jpg
ivashov-leonid-grigorevich.jpg
orlov-viktor-petrovich.jpg